aif.ru counter
25.11.2014 15:45
Евгений Гаврилов
777

«Меня забыли в скафандре». Ярослав Жалнин о роли Гагарина, работе и деньгах

Сюжет Кинофестиваль «Золотой Феникс» в Смоленске: люди и события
Евгений Гаврилов / АиФ

Актер Ярослав Жалнин приехал в Смоленск в конце ноября на фестиваль короткометражек ArtShort 2014. Он уже бывал в городе в рамках нескольких кинофестивалей – представлял картину «Гагарин. Первый в космосе», взявшую специальный приз прошлогоднего «Золотого феникса».

Взъерошенный, улыбчивый, энергичный молодой человек, Ярослав одновременно не похож и похож на своего героя – великого космонавта  Юрия Гагарина, роль которого принесла успех Жалнину. О работе над образом великого человека, о выборе профессии и трудностях молодых актеров Ярослав Жалнин рассказал SMOL.AIF.RU.

Приключения «Гагарина»

Евгений Гаврилов, SMOL.AIF.RU: Ярослав, расскажите, пожалуйста, как Вы пришли к актерской деятельности?

Ярослав Жалнин: Я родился в Нижнем Тагиле - в городе, который производит танки и вагоны, поэтому мой выбор профессии довольно странный, не спорю. Тому были причины: меня не взяли в школу милиции, и я решил стать актером. Учился во ВГИКе, на курсах Александра Ленькова, известного актера, которого, к сожалению, не стало полгода назад.

- Среди Ваших ролей самой яркой пока что была роль Юрия Гагарина в фильме «Гагарин. Первый в космосе». Она досталась Вам не случайно?

- Я попал в этот фильм совершенно сказочным путем. Нет, не тем, о котором вы подумали (смеется), просто шел на пробы на роль космонавта. О роли Юрия Алексеевича никто не говорил. Но когда в гримерке мне стали зачесывать назад волосы, а они у меня очень непослушные, о чем я предупредил мастера, мне ответили «у Гагарина ведь они так зачесаны, значит, сделаем как надо». Я в шоке был, если честно. Сперва думал, что это шутка, но уже на вторых пробах понял, что все серьезно. На следующие пять месяцев эти кинопробы стали моей жизнью. А когда сказали – все, утвержден на роль, радости не было предела.

- Сложно было работать в проекте такого уровня?

- Я бы сказал, скорее, интересно. Постоянно новые впечатления: я и в барокамере побывал, и на центрифуге крутился, физподготовки очень много было, и именно на съемках я впервые летал на легкомоторном самолете, выделывал пируэты. Точнее не я, а пилот – он мне сразу сказал «ты главное рычаг не дергай», там они дублирующие у каждого пилота.

- Страха высоты не было?

- Первый съемочный день с мыслями о Гагарине, его душе, судьбе, сажусь в самолет. Какой там страх? О роли думать надо! А тут ко мне подходят с инструкциями по безопасности: где что отстегнуть и куда прыгнуть, если что-то сломается, и я понимаю, что сейчас мы окажемся на огромной высоте вот в этой вот железяке с мотором! Все, роль из головы вылетела, а мы уже на взлет пошли, камеру включили, записывают дубль. А это ведь вам не Boeing: только от земли оторвались, сразу - нос в небо, и резко вверх полетели. И вдруг пилот говорит: «База, это «Геркулес», разрешите срочную посадку!». Я аж побелел после этих слов. Слышу ответное: «Разрешаем, в чем причина?», а пилот в ответ: «Да у нас просто течь в левом баке небольшая». Я смотрю, а все крыло – это бак, и это для них течь; я же вижу, что керосин хлещет как из брандспойта! Сели благополучно, пока задраивали дырку, я смотрел отснятый дубль и видел, как мое лицо менялось. Конечно, эти кадры мы переснимали потом – с таким лицом первый космонавт не мог в воздухе находиться.

- К слову о физподготовке: сильно уставали на площадке?

- В целом это просто работа, напряженная, но привычная. Но вот когда снимали сцену «Гагарин и Титов подтягиваются», это я на всю жизнь запомню. Общий план, средний план, детальная съемка – всего 6-8 кадров разных. Мы пробежались, пошли на турник. Десять подтягиваний, во время них – разговор. Снимается общий план. Первый дубль – десять подтягиваний, второй – еще десять, уже тяжелее идут. Третий – еще десять. Режиссер дает добро, переходим к другому плану, а я понимаю, что вот прямо сейчас раз, ну два подтянусь, да и то в это время диалог вести уже проблематично будет. Пришлось постановщикам помогать – подсаживали меня. Зато после таких съемок приходил, как после тренажерного зала.

Ярослав снимался в настоящем скафандре - точной копии скафандра Гагарина. Фото: Commons.wikimedia.org

- Скафандр, в котором снимались, был настоящий?

- Точная копия гагаринского, только, конечно, системы жизнеобеспечения не работали. С этим были свои трудности. Например, у космонавтов того времени было много слоев скафандра – верхний, оранжевый, - это просто накидка, чтобы видно было после приземления его на снегу с вертолета. А к нижнему слою, например, шлем не крепился никак, и поэтому чуть дергалась центрифуга или поворачивался резко – мне шлем в зубы бил. Долго приспосабливался. Ну и из-за отсутствия системы вентиляции стекло изнутри запотевало моментально.

- Курьезные случаи были?

- Конечно, однажды меня забыли в скафандре. Снимали сцену приземления. Меня подвешивали на длиннющий кран, в нескольких метрах над землей поднимали, и вокруг летала камера. Вниз не опускали – по рации говорили, что делать. А я сам до рации дотянуться не мог, просто слушал указания. И тут вижу, приезжает машина с обедом. Сразу почуял неладное, но поначалу не заметил, что именно не так: сверху было плохо видно саму съемочную площадку, стояли установки дымовые, делали «облака». А когда те немного рассеялись, увидел, что у машины с едой выстроилась очередь, и все едят, а я тут болтаюсь, как грустная оранжевая панда, и кричи – не кричи, не услышат. Конечно, потом извинились.

Цели и средства

- С чего начать юным актерам, дадите совет?

- Мыслей почти всегда в голове масса, важно зацепиться за ту, которая больше всего по душе, чтобы вложиться именно в нее по максимуму. Когда учишься в театральном, важно понимать, что нужна именно цель. Средства всегда под рукой – вокруг тебя десятки молодых и пока невостребованных бесплатных актеров, горящих энтузиазмом, по соседству курсы режиссеров, продюсеров – сумей только привлечь своим проектом. Для меня таким проектом стала инсценировка по произведению Окуджавы «Будь здоров, школяр!», которую мы уже на втором курсе поставили. Советы слушали и от педагогов, и друг от друга – команда сформировалась быстро, но все были актерами, нужен был главный. Выбрали опытным путем режиссера себе, такого, кто просто выслушивал мнения каждого, касательно определенных моментов, а потом выносил вердикт, подводя под общий знаменатель. К слову, впоследствии этот парень бросил актерскую деятельность и сейчас работает режиссером уже профессионально.

Ярослав считает, что главное - поставить себе цель. Фото: АиФ / Евгений Гаврилов

- Пользу от постановки все получили?

- Судите сами: спектакль переживает уже свой девятый сезон. На показы мы приглашали кастинг-директоров, ассистентов по актерам, работников актерских агентств. В итоге практически все, кто был задействован в спектакле, сейчас работают по специальности. Среди них можно отметить, например, Егора Сальникова, актера из сериала «Даешь молодежь» и Галину Боб из сериала «ДеФФчонки». А мы с этим спектаклем уже и в Европе побывали и по стране поездили.

- Как же начать заниматься серьезными проектами? Дело ведь не только в опыте.

- Все должно быть по порядку – нельзя сразу браться за полный метр, нельзя сразу пробовать пробиться в большое кино и на первые театральные сцены страны. Это как ко мне однажды на каком-то фестивале подошел мужчина с кипой бумаг и стал горячо убеждать, что экранизация его фантастической повести перевернет мир кино, нужно всего-то найти 50 миллионов долларов!

- А Ваш первый собственный коммерческий проект дорого обошелся?

- Когда я понял, что хочу попробовать себя в роли продюсера, первая сложность была в подборе истории. Всегда хочется чего-то уникального, чего не было раньше. Долго думал, искал и вдруг понял, что жизнь - это и есть самая что ни на есть уникальная история. Я давно завел привычку записывать случаи, которые со мной происходят, к тому же, много историй происходило в университетские годы, когда «бомбил» по вечерам по Москве, подрабатывая. Написал сценарную конструкцию, написал в интернете, что ищу сценариста, который все это «причешет», народ откликнулся. К слову, в конечном итоге тот парень, с которым остались работать, оказался тоже из Нижнего Тагила.

Жалнин встретился со студентами Смоленского института искусств. Фото: АиФ / Евгений Гаврилов

- Но вопрос именно в деньгах. Как их найти?

- Раньше мы снимали короткометражные работы, клипы, ролики всевозможные. Это может стать отправной точкой – в стране проводится много конкурсов с денежными призами. Один такой я выиграл, получил грант в 200 тысяч рублей. Это и было отправной точкой. Еще хорошим подспорьем стал краудфандинг – популярный сегодня в сети способ добровольных пожертвований пользователей, совместного финансирования проектов. Ты вывешиваешь информацию о своем творении, какую считаешь нужной, чтобы человек понял, что он хочет это увидеть и захотел вложиться – хоть 50 рублей, хоть тысячу. Так сейчас многие делают. У нас получилось, помогло телевидение – всегда поддерживало меня наше местное, уральское, так же пара интернет-каналов, ну и ощутимую помощь оказал один федеральный канал. Им нужен был сюжет о том, как снимаются фильмы «на коленке» - мы помогли им своим примером, дали материал, а они упомянули, что мы как раз ищем поддержку. За месяц удалось собрать таким образом больше 300 тысяч рублей! Сегодня везде действует схема бартера интересов.

- И на какой стадии сейчас работа?

- Пост-продакшн заканчивается. В декабре, думаю, буду уже запускать премьерные показы и договариваться об участии в кинофестивалях.

По словам Ярослава, самое плохое для актера - быть ненужным. Фото: АиФ / Евгений Гаврилов

Хуже всего, когда ты не нужен

- Как Вы относитесь к съемкам в сериалах?

- Все это работа, бывают проекты масштабные, бывают проходные, это все опыт. Самое плохое для артиста – ненужность. Я это понял еще на первом курсе, когда видел грустных выпускников, бродящих по институту в своих мыслях и у каждого встречного по десять раз спрашивающих, нет ли у них какой роли интересной? Хотя поначалу почти все мы думали, что вот выйдем с дипломом в руках, а прямо на пороге нас улыбающиеся Бондарчук с Михалковым встречают. И со словами: «Тебя-то мы и ждали», провожают в свой автомобиль. Иллюзии развеялись быстро, пришло понимание, что или начинаю действовать сейчас, пока есть время, или по окончанию возвращаюсь в свой Нижний Тагил, где театр и кино как-то не особенно развиты. Так что главное для актера – постоянно работать.

Оставить комментарий (0)

Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество