aif.ru counter
79

Владимир Меньшов не любит американские обычаи

Фото Михаила Ефимкина

- Владимир Валентинович, вы судите фильмы кинофестиваля, какими критериями вы руководствуетесь?

В.М.: Я думаю, что самое главное, учитывать качество фильмов, которые представлены на фестивале. Как это не покажется банальным, но главный критерий - нравится, не нравится, задевает, не задевает, вызывает какие-то чувства или нет. Послание режиссера и актеров к людям должны быть на первом плане, вот и все критерии. Я думаю, все остальное от лукавого. Я судил и сужу, насколько меня это задевает эмоционально, интеллектуально, будоражит сознание и чувства, прежде всего - чувства. Самая главная формула еще давно была выведена Станиславским. Откуда появилось такое мнение, что публика в театре любит, прежде всего, посмеяться, не знаю, а публика, на самом деле,  любит и посмеяться, и поплакать, и потом о жизни задуматься. Мне кажется, что эти три компонента решающие.

- Вы раньше приезжали в Смоленск в качестве председателя общественного совета ФСИН. Как обстоят дела в этом плане сейчас?

В.М.: Я приезжал сюда три-четыре месяца назад, и, хочу сказать, все кардинально изменилось. Я знакомился с одним губернатором, а теперь уже другой. Я знакомился с одним начальником начальником ФСИН, а теперь и на этот пост назначили нового человека. Я не знаю, как дальше продолжатся мои отношения с этим общественным советом, разумеется, это не мечта моей жизни, стать председателем такого совета. Просто мне предложили, и я подумал, что таким образом у меня будет возможность немного помочь людям, которые оказались в сложной жизненной ситуации. И действительно, пару раз удалось помочь: на условно досрочное освобождение хлопотал, выбил перевод из одной колонии в другую. Меня приглашают на праздники в колонии, заключенным тоже приятно встретится со знакомым человеком. Вот, собственно, чем я руководствовался.

- Вера Валентиновна, какая ваша любимая роль в кино?

В.А.: Я считаю себя актрисой театра, но у меня нелюбимых ролей нет. Если мне не нравится сценарий, то я от него отказываюсь.

- Насколько часто сейчас актеры театра нуждаются в помощи, и есть ли люди, которые им помогают?

В.А.: Были времена, когда мы ходили с протянутой рукой и просили помочь актерам, которым было действительно трудно. Тогда нам выделили довольно крупную сумму денег, и мы распределили ее на бедствующих актеров. Иногда получается так, что помогать деньгами на постоянной основе люди не могут, а делают это время от времени. Некоторые желают оказывать адресную помощь только определенным актерам, например, была одна дама, которая хотела помогать только Абдулову или Янковскому. Я ей говорила, что эти актеры не нуждаются в помощи, они сами могут помогать, но она нас не слышала. Мы поняли, что это бессмысленно. Таких ситуаций довольно много, актеры часто попадают в трудные ситуации, а журналисты желтой прессы часто этим пользуются.  Они показывают актеров по ТВ, зарабатывают на этом большие деньги, что, в общем,  нечестно.

- Вера Валентиновна, каково ваше отношение к антрепризным спектаклям, почему часто артисты отказываются в них участвовать?

В. А.: Антрепризные спектакли бывают разные, так же, как и кинофильмы. В театральном спектакле все зависит от работы актеров и от вложения денег. Деньги нужны везде: для покупки хороших декораций и для приглашения хороших актеров. Хороший актер стоит денег, чтобы оформить антрепризный спектакль нужны вложения. Как это часто бывает, вложений мало, а получить хотят много, из-за этого иногда получаются плохие спектакли. Если все подготовлено хорошо, то антрепризный спектакль ничем от оригинала не отличается. 

- Владимир Валентинович, какая из ваших наград самая значимая? Как вы относитесь к появлению вашей именной звезды на аллее славы в Смоленске?

В. М.: Я отношусь ко всему этому со смущением. Что вообще со всеми этими звездами делать? Все это пришло запада, чисто американский обычай. Я еще не совсем понимаю, как с этим обращаться, но приходится во всем этом участвовать. У нас звезды есть «звезды» и на аллее славы «Мосфильма», по американскому образцу, отпечатки рук и ног. Но, когда я принимаю участие в подобных процедурах, все равно испытываю некоторое чувство неловкости. Насчет самой ценной награды, даже не знаю, не «Оскар», это точно. («Ну, самым ценным, была я, - вмешивается  Вера Алентова). Вера Валентиновна Алентова была самой ценной моей наградой. 

- Ходили слухи по поводу съемок фильма «Москва слезам не верит-2». Он появится на экранах кинотеатров?

В. М.: Это была не моя идея, с самого начала ее не поддерживал, потому что «Москва слезам не верит» - это цельный фильм, законченный сам по себе. Следить дальше за судьбой детей главных героев – это уже совсем другая история, другое время и другая жизнь, я считаю, что все это никому не нужно. Признаюсь, были люди, которые очень настойчиво просили снять продолжение, выкупили права на фильм за большие деньги, обещали написать классный сценарий. В итоге сценарий не получился, а большие деньги были потеряны. Если фильм сам по себе был удачным, то совершенно не обязательно, что продолжение будет иметь такой же успех.  Вот, например, «Ирония судьбы- 2» - это уже совсем другая история.

- На ваш взгляд, сегодня люди активно следят за развитием отечественного кинематографа?

В. М.: Подавляющее большинство людей не видят многие кинокартины, хотя сейчас можно многое смотреть в интернете, покупать диски.  Кто хочет, тот смотрит, обсуждает, участвует в киножизни. Конечно, сейчас все не так масштабно, как было в СССР. Тогда за нами стояла могучая страна, которая диктовала условия работы. Если нам что-то не нравилось на фестивале, например, мы могли покинуть фестиваль, и это было огромным скандалом. Сейчас мы на такие поступки не способны. Сейчас в нашем прокате русских постоянно унижают, бьют по морде, показывают подонками. Мы этого не стесняемся и считаем, что мы это заслужили, а когда-то было не так. По уровню киноискусства, мы еще не превратились Зимбабве, пока мы находимся где-то на уровне Ирана. 

- Владимир Валентинович, как вы относитесь к фильму «Высоцкий. Спасибо, что живой»?

В. М.: Я не совсем объективен в этом вопросе, потому что я сам играл там небольшую роль, но этот эпизод не вошел в киноверсию. Скоро нам покажут расширенный телевариант, где меня можно увидеть, я играю Любимова, ну, не Любимова, а просто худрука театра, где играет Высоцкий, хотя понятно, что это Любимов. Когда я читал сценарий, у меня сложилось впечатление,  что сценарий лучше, чем получившаяся картина. Снималось сразу два варианта: телевизионный и для кино. Советовал бы формировать свое мнение о фильме именно по телеверсии. Там образ героя более симпатичен, показываются его проблемы и глубина внутреннего борения. В кино его обкарнали и получилась история страдающего наркомана, которому дозу не принесли вовремя. 

- Почему сейчас по телевидению засилье детективного жанра?

В. М.: Когда телеканал НТВ резко ограничил количество передач и запустил много детективов по вечерам, то его рейтинги скакнули вверх, и он обогнал «Первый», по количеству зрителей. Этот факт заставил обратить на себя внимание, все остальные тоже переключились на эту тенденцию. Сейчас ситуация меняется, я слышал, что в США, начали снимать хорошие сериалы, которые связаны бытовыми неурядицами обычных людей. Тамошнего зрителя это захватило. С учетом того, что мы во всем неотступно следуем за Америкой, то, наверное, так будет и у нас. Но сейчас одну серию сериала снимают за пару дней, это очень быстро. Когда мы начинали, полуторачасовой фильм снимался 60 съемочных дней, а сейчас полуторачасовой фильм снимают за 10 дней, в 6 раз быстрее. На качестве это сильно отражается. Сценаристы сейчас работают, как рабы на галерах, и не всегда помнят, что они пишут. 

В. А.: Что делают люди, когда устают? Заваливаются на диван и читают детектив, поэтому все происходящее закономерно. Люди много работают, устают, постоянно слышат всякую ересь. От всей это сумятицы они не понимают, что делать, и хотят уйти от всего подальше, отвлечься. У нас по телевидению с музыкальной программой, например, сложно, оригинальных программ мало. Сейчас все интересуются только тем, кто с кем, и где. Остался только канал «Культура». Это, конечно, обидно. Когда мы учились, нам говорили, что зрителя нужно поднимать до своего уровня, а уровень на тот момент был высокий. Мы видели перед собой наших героев, наших педагогов, стариков МХАТа которые тогда еще были в силе. Казалось, что мы никогда так не сможем, надо жить, как они, так стремиться, а сейчас другое поколение, они считают, что зрителя нужно развлекать. 

В. М.: Поколение, которое считает, что зрителя нужно развлекать, имеет на это право. Но, по опыту скажу, люди хотят и поплакать, и подумать, и что-то новое узнать. Всю культуру, все идеалы надо поддерживать, надо над этим работать, чтобы человек смог, например, посмотреть хороший концерт по ТВ, если у него нет возможности приехать в Москву в консерваторию.

- Как вы относитесь в 3D?

В. М.: 3D ничем принципиально не отличается от стереоскопического кино, которое существует давно. В гостинице  «Москва» такой зал был всегда, я еще в детстве помню ходил и смотрел стереоскопические фильмы. Главное отличие сейчас в том, что нужно смотреть в очках. Можно еще и запахов добавить, будете чувствовать, как пахнет борщ, который ест герой. Но все это развлечение, не для этого искусство существует. 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество