aif.ru counter
307

Записки историка: формирование епископской строительной артели в Смоленске

Сюжет Записки историка: потерянные памятники Смоленска
Общий вид разрушенных экскаватором руин храма на улице Соболева.
Общий вид разрушенных экскаватором руин храма на улице Соболева. © / Николай Сапожников. Фотокопия: Владимир Марков / АиФ

Письменные источники сохранили «два наименования смоленских концов: Пятницкий и Крылошанский». Пятницкому концу уже была посвящена подробная статья. Крылошанский или Крылошовский «конец занимал всю низину над Днепром на левом берегу Рачевки и, возможно, заходил и на правую сторону». Известно, что название Крылошовский, конец получил от церковного слова  клир, а это означает, что в древности в восточной части города жили люди зависимые от власти смоленского епископа.

Руины неизвестной церкви на улице Соболева

При прокладке в конце 80-х годов ХХ века линии теплотрассы по улице Соболева экскаватором были задеты и частично разрушены остатки неизвестного памятника древнесмоленского зодчества. Храм был обнаружен южнее дорожного полотна улицы Соболева, на углу с улицей Школьной, напротив Костыревской башни Смоленской крепостной стены. Причем, по свидетельству Николая Сапожникова «траншея теплотрассы прошла через западную стену храма вдоль его северного нефа, потревожив остатки древних кладок на значительную высоту». Руины неизвестной церкви целиком находились под землей, причем, до ее частичного разрушения экскаватором стены и столбы сохранялись на высоту более четырех метров. Так, Николаем Сапожниковым в кладке древних крестчатых столбов храма были прослежены даже пяты арок оставшиеся от древних хор. Не подлежит также никакому сомнению, что вся центральная и южная часть древнего храма, не задетая экскаватором, сохранилась на высоту более пяти метров от уровня древнего пола.

Очевидно, что если бы тогдашнее руководство города Смоленска отнеслось к своему культурному и историческому наследию не столь варварски, то этот древний храм, чудом уцелевший в земле почти до начала сводов древних закомар, после раскопок, консервации и его реставрации мог бы пополнить список сохранившихся памятников древнего смоленского зодчества. А после музеефикации стать и уникальным объектом, привлекающим в Смоленск новых туристов и паломников. К сожалению, можно констатировать, что реальная жестокая смоленская действительность не способствует развитию в городе туризма, а неиспользованный уникальный туристический потенциал Смоленска и вовсе постепенно уничтожается.

Николай Сапожников отметил очень редкую для древнерусских памятников ориентировку этой церкви, вероятно, указывающую на то, что храм был заложен в зимнее время, «скорее всего в середине февраля». Исследователь Зайцев в связи с этим предположил, что раз «8 февраля празднуется память Федора Стратилата, а 17 февраля Федора Тирона», то его вероятным строителем следует считать Михаила Ростиславича Храброго, крестильное имя которого было -  Федор. Строительство же этого храма, возможно, св. Федора тогда следует отнести к 1174 году, когда Мстислав Храбрый недолгое время княжил в Смоленске.

Реконструкция планов церквей:справа - церковь на улице Соболева, слева - церковь Василия на Смядыни. Фото: АиФ / Фотокопия из издания: Археологиский сборник. Москва. 1999.

После археологического исследования руин храма на улице Соболева Николай Сапожников также пришел к выводу, что «план раскопанной церкви практически полностью повторяет план другого памятника древнесмоленского зодчества – церкви Василия в Борисоглебском монастыре на Смядыни. Различие состоит только в отсутствии лопаток на внутренних поверхностях стен церкви Василия. Это, а также система стеновой кладки и почти полное совпадение размеров плинф свидетельствуют, что оба памятника сооружались одними мастерами, примерно в одно и то же время». Не будем забывать, что заказчиком строительства церкви Василия на Смядыни был Рюрик (Василий) Ростиславич, и строилась она в 80-х годах XII века, всего лишь несколько позднее возможной церкви св. Федора. Ранее уже неоднократно подчеркивалось, что в первую очередь именно консервативный архитектурный стиль, в котором были построены все смоленские храмы, начиная с середины 40-х годов XII века, отличавшиеся друг от друга по большому счету только размерами, и привел к приглашению смоленским князем Давидом Ростиславичем, вероятно, в 1187 году полоцких строителей возглавляемых, возможно, двумя зодчими для строительных работ в Смоленске.

Новый стиль (церковь на Большой Краснофлотской)

«Революционные» архитектурные идеи полоцких зодчих, появившихся в Смоленске во второй половине 80-х годов XII века и воплотивших их в камне вызвали, вероятно, брожение среди смоленских строителей. Часть из них, несомненно, перешла в новую многочисленную княжескую строительную артель и стала далее совместно работать с бывшими полоцкими мастерами. Но, как оказалось, не все смоленские строители захотели далее трудиться под руководством пришельцев. Небольшой костяк старой смоленской строительной артели, возглавляемый местным зодчим, сохранил свою независимость. Но, конечно, новый передовой архитектурный стиль не мог не  оказать определенное влияние на дальнейшее архитектурное творчество даже этих консервативных мастеров.

Церковь на Большой Краснофлотской. Реконструкция Воронина и Раппопорта. Фото: АиФ / Фотокопия из издания: Археологиский сборник. Москва. 1999.

Свидетельством этому служат остатки небольшого неизвестного храма, обнаруженные на улице Большой Краснофлотской под тротуаром южной стороны улицы, между домами № 41 и 43. Очень сильно разрушенные руины были  исследованы в 1973 году археологической экспедицией Николая Воронина и Петра Раппопорта. Ученые выяснили, «что это была четырехстолпная церковь. Восточная пара ее столбов соединялась ленточными фундаментами с межапсидными стенками (как это имеет место на многих смоленских памятниках), но выше столбы, безусловно, отделялись от стенок проходами. Необычная форма южной апсиды (плоская снаружи и очень полого дугообразная внутри) имеет аналогии лишь в двух памятниках архитектуры Смоленска: в церкви на Протоке и в церкви на Окопном кладбище. Очевидно, что и центральная апсида в рассматриваемом храме была такой же, как в этих двух памятниках, - прямоугольной, плоской снаружи».

Очевидно, что новый архитектурный стиль, в котором старые смоленские мастера построили этот небольшой храм (хотя в данном памятнике также не менее сильно выражены черты, роднящие его с предшествующей архитектурной традицией), мог появиться не ранее уже возведенного храма Михаила Архангела. Таким образом, вероятнее всего, он мог быть построен в самом начале 90-х годов XII века. А его месторасположение, приблизительно в двухстах - трехстах метрах северо-восточнее княжеского комплекса князя Давида Ростиславича наводит на мысль, что это патрональный храм (вероятно, относившийся к какому-то монастырю) построенный одним из сыновей князя Давида. Например, князем Константином Давидовичем, о котором известно, что до 1197 года он жил в Смоленске с отцом. А в 1197 году, перед своей смертью князь Давид «сына своего Костянтина – в Роусь посла братоу своемоу Рюрикови на роуце».

Церковь на Большой Краснофлотской. Кирпичный пол Фото: АиФ / Фотокопия из издания: Археологиский сборник. Москва. 1999.

Таким образом, небольшой храм на Большой Краснофлотской улице был первым храмом, построенным старой смоленской артелью в новом архитектурном стиле. В отличие от зодчих из новой большой княжеской строительной артели старые смоленские мастера не стремились к популярности в других землях Древней Руси. Они ограничились строительными работами в самом Смоленске, связав свою дальнейшую судьбу с заказами смоленских епископов.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах