aif.ru counter
266

Награда с выдержкой. Смолянину прислали медаль с Кубы спустя 50 лет

Александр Губарев / АиФ

О том, что ему положена награда, пенсионер Леонид Балабин впервые узнал в сентябре этого года, когда ему позвонили из администрации Вяземского района и пригласили подойти - за медалью, которую прислали с Кубы.

«Эх, если бы это случилось раньше, я бы приколол медаль на пиджак, прошелся бы по улицам Вязьмы, и все бы девчонки вслед оглядывались – шутит Леонид Иванович. - Рад ли я? Слишком много времени прошло. Я уже и думать забыл про то, что со мной приключилось. Дело-то было 50 лет тому назад! И многое стерлось из памяти».

Укол под лопатку и три конверта

Так случилось, что полвека назад простой смоленский парень Леонид Балабин стал свидетелем и непосредственным участником событий, которые сотрясли мир в 1960-годах прошлого столетия. Угроза ядерной войны была более чем очевидной, а СССР и США находились в состоянии политического, дипломатического и военного противостояния, вызванного переброской и размещением на Кубе советских военных частей. Все это вошло в мировую историю под названием «Карибский кризис».

Медаль искала своего героя более 50 лет. Фото: АиФ / Александр Губарев

«Когда мы служили на Кубе, до нас дошли слухи, что Хрущев с Кеннеди ведут переговоры, и вот-вот должно что-то случиться — мир стоит на пороге ядерной войны. Что там решит руководство? – думали мы и со страхом ждали новостей. Спали тогда в полном обмундировании, с оружием обнимку. Это были очень тяжелые дни».

Леонида Ивановича призвали в армию из Вяземского района в 1962-м. Молодого человека приписали к ракетным войскам и отправили в Львовскую область. Он даже успел немного послужить, прежде чем пришло указание отобрать ребят для отправки на Кубу. Впрочем, об этом никто из солдат, естественно, не знал. Вся операция проводилось в обстановке строжайшей секретности. Первые подозрения появились у новобранцев после того, как их перебросили в Одессу, переодели в штатское и сделали укол под лопатку. К слову, очень болезненный. Как потом выяснилось, это была прививка от экзотических болезней, причем не все ее перенесли благополучно – у некоторых парней поднялась температура, и их пришлось оставить в Одессе.

«Нас посадили на шикарный теплоход с бассейном и отправили в плавание. Мнения о том, куда нас везут, разделились. Среди ребят высказывались предположения – то ли мы держим курс на Вьетнам, то ли в Индонезию, то ли на Кубу. Как потом мне рассказали, ничего не знал даже капитан судна. Ему выдали 3 пакета, первый  он должен был открыть после оставления территориальных вод СССР, второй – после прохождения Босфора и Дарданеллы, и третий – на выходе в Атлантический океан, - вспоминает Леонид Иванович. – А мы? Везут и везут, мы ж солдаты. К тому же первый раз на таком комфортабельном теплоходе плывем. Мы купались, радовались жизни и беззаботно проводили время».

Старые фотографии с Кубы Леонид Иванович бережно хранит в домашнем архиве. Фото: АиФ / Александр Губарев

Комары и потери

Пунктом назначения была Гавана и пригород кубинской столицы — местечко Эль-Чико, где тогда располагался штаб группы войск, который и нужно было охранять Леониду Ивановичу и его сослуживцам.

«Стояли в карауле по двое – только и слышно было, как где-то рядом, то вдалеке раздаются выстрелы, - говорит Леонид Балабин.

Но самое страшное испытание, признается Леонид Иванович, было иного плана: «Комары кусали ужасно, а от нестерпимой жары спасались тем, что простыни намачивали в холодной воде и ими, мокрыми, накрывались».

Не обошлось на Кубе и без боевых потерь.

«С нами был паренек Миша, который нелепо погиб во время службы на Кубе. Помню, мы ехали как-то на бортовой машине, а впереди на дороге виднелся какой-то провод. Миша к нему подошел, видимо, чтобы откинуть, а провод был под высоким напряжением. И его как будто притянуло… Парня похоронили на мемориальном кладбище в Эль-Чико, где покоится 64 наших воина», - вспоминает мужчина.

Прекрасная "мучача" подарила это фото советскому солдату "на долгую память". Фото: АиФ / Александр Губарев

Жениться на «мучаче»

Помимо тяжелых армейских будней находилось время и для знакомства со страной и местными жителями. Среди них оказалось и немало наших бывших соотечественников — бывших белогвардейцев, бежавших из страны после краха империи. Те не скрывали обиды за разрушенные семьи, дома и мечты, и довольно враждебно отзывались о стране советов.

«А вот кубинцы очень хорошо к нам относились, с благодарностью за оказываемую помощь. Такого веселого и дружелюбного народа, пожалуй, не знаю», - говорит Леонид Балабин.

Советские солдаты разговаривали с кубинцами на ломаном испанском — помог русско-испанский разговорник, который выдали нашим. Леонид Иванович многие фразы помнит по сей день - buenos noches, buenos dias, muchas gracias, и, главное для молодых парней – muchacha – так по-испански звучит слово «девушка».

Местные «мучачи» были, по словам Леонида Ивановича, очень хороши собой. А одна из них, дочка кубинца Хулио, к которому Леонид с другом частенько захаживали в гости, подарила советскому юноше свою фотографию на долгую память. Имя иностранки Леонид Иванович уже не помнит, а вот ее фото до сих пор хранится в семейном альбоме.

«Фидель (Кастро) тогда призывал советских военнослужащих – если есть желание – женитесь и оставайтесь. Но никого из моих сослуживцев даже мысли не было остаться. Что вы! Мы очень хотели домой, - признается Леонид Иванович. - Даже песню знаменитую переделали и пели потихоньку: «хотят ли русские домой?».

Леонид Иванович считает, что присутствие советских солдат на Кубе было оправданно и необходимо. Фото: АиФ / Александр Губарев

«Американцев надо было охладить»

Домой Леонид Иванович вернулся только в сентябре 1964 –го, с большим кокосовым орехом — подарком для родителей, а еще пачкой черно-белых фотографий. Никаких званий, а равно привилегий и доплат рядовой Балабин не заработал.

«Необходимо ли было наше участие в тех событиях? Я считаю, что да, надо было американцев немного охладить и спасти Кубу от американской агрессии», - считает мужчина.

А через 5 лет судьба вновь занесла его на остров свободы. После демобилизации  Леонид Иванович поступил в мореходное училище, и по его окончании был принят в команду нефтеналивного танкера, который в конце 60-х и причалил к Кубе. Но в этот раз Леониду Ивановичу Гавану уже не удалось увидеть, о чем сожалеет до сих пор.

«Была бы возможность - посетил бы Кубу и в третий раз, - делится своими мечтами Леонид Балабин. – С кем? Взял бы с собой своего боевого товарища Валеру Рулева, с которым в последние годы утратили связь и любимую супругу Лилю. Проехались бы по местам нашей службы, посетили бы Гавану. А так, приходиться довольствоваться телевизионными сюжетами о жизни кубинцев. А их, к сожалению, показывают сейчас  очень редко».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах