aif.ru counter
10.05.2013 19:02
Михаил Ефимкин
423

Смоленский поисковик о трудностях поискового дела

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 19. АиФ-Смоленск 08/05/2013
Фото автора и из архива Алексея Артамонова.

Смоленск, 10 мая - АиФ-Смоленск. Среди поисковиков ходит много легенд об их деятельности, но самые удивительные случаи происходят во время повседневной работы.

В преддверии Дня Победы корреспондент «АиФ-Смоленск» встретился с лидером поискового отряда «Фронт» Военной академии войсковой ПВО ВС РФ имени Василевского Алексеем Артамоновым и узнал, как на самом деле проходят поиски павших во время ВОВ бойцов, почему в нашей полосе они затруднены и когда война наконец будет считаться законченной?

Военная стезя

- Алексей, поисковик - это профессия или призвание?

- Такой профессии «поисковик» нет и быть не может, это состояние души. Призванием это назвать нельзя: каждый по-разному приходит к поиску, каждый по-разному им занимается. Кто-то концентрируется на архивном поиске, кто-то – на полевых работах, некоторые даже сочетают все это.

- Как вы пришли к поиску?

- Вся моя жизнь связана с армией, меня всегда интересовала военная история. Сначала я просто натыкался в лесах на заброшенные окопы и землянки, «военное» железо. Случайно находил все то, что лежит на поверхности. Постепенно интерес привел меня к серьезному поиску.                                                                       

Когда я служил на Севере, то занимался поиском в Мурманской области. В Смоленске же я работаю в составе областного объединения поисковых отрядов «Долг».

- Какая у вас была самая первая запомнившаяся находка?

- Мне запомнился первый найденный мною боец. Это было под Вязьмой в 2003 году. На месте бывшего вяземского окружения располагалась большая международная Вахта Памяти, и буквально на дороге совершенно случайно - по застежкам и ремешкам - нашли нашего солдата. Личность тогда установить не удалось, никаких документов при нем не было...

 

Моральный долг

- Как вам удается совмещать поиск со службой?

- Конечно, тяжело. На поиски уходит все личное свободное время, выходные и отпуска. Правда, справедливости ради надо сказать, что сегодня отношение нашего военного руководства к занятиям поисковой работой положительное, нам даже выделяют на это время. Как правило, мы участвуем в одной вахте весной и еще в международной Вахте Памяти.

- Где сейчас в области ведется поиск?

- Различные местные поисковые отряды ведут свою работу по всей территории региона. Также на Смоленщину приезжают отряды из разных регионов России: из Иркутска, из Томска... Все ищут своих земляков. В Смоленской области работает очень много московских отрядов. Мы, как правило, выезжаем в те районы, куда можно поехать на 1-2 дня.

- Приходилось ли вам сотрудничать с немецкими коллегами?

- Да, пересекались. В Смоленске есть представитель Германского народного союза по уходу за военными могилами. Поэтому мы знаем, кому звонить в случае обнаружения останков военнослужащих вермахта. Зачастую их представители присоединяются к нашим вахтам, ведь всегда есть вероятность обнаружить останки немецких солдат.

Ночной гость

- Существуют ли среди поисковиков легенды, приметы?

- Легенд очень много, традиции и причуды у каждого свои. Но иногда случаются действительно удивительные вещи. В прошлом году, в августе, на международной Вахте Памяти в Темкинском районе мы стояли лагерем на краю поля. В первую же ночь, часа в три, все обратили внимание, что в палатку кто-то попытался зайти, при том что свои все были на месте. Наутро посмеялись, мол, это все почудилось. На следующую ночь попытки кого-то проникнуть в палатку повторились. Помню, в тот день был сильный дождь, и в лесу мы долго не пробыли, вернулись в лагерь. Когда дождь закончился, было уже поздно куда-то ехать. Решили немного отдохнуть, копнуть червей и сходить на рыбалку. И буквально в трех метрах от палатки мы нашли останки бойца. Он лежал на самой поверхности земли, чуть присыпанный листвой, ребра торчали наружу. Когда его вытащили и собрали, странный ночной гость больше не появлялся...

- Находили вы когда-нибудь боевую технику?

- Целиком мне находить ничего не удавалось, только разные детали артиллерийских орудий, мелкие запчасти от бронетехники. Видел двигатели самолетов и остатки фюзеляжей.

- Проводите ли вы поиски на территории города?

- В прошлом году прямо в окрестностях Смоленска были найдены останки сначала одного, а потом еще 38 человек. В результате в этом году решено было провести первую в истории Смоленска Вахту Памяти в черте города. Думаю, мы найдем не менее 50 человек, ведь здесь были большие потери.

Средства поиска

- Вы занимаетесь поиском на свои средства или власти помогают?

- Некоторым и власти помогают, но у нас все в основном за свои деньги, плюс спонсорская помощь. Есть люди, которые постоянно выделяют нам деньги на транспортные расходы и питание. Суммы небольшие, но нам хватает. Технические средства приобретаем за свой счет. Благо, выбор сегодня очень большой, на любой вкус и кошелек. А так... основное средство поиска - щуп.

- Я знаю, что щуп - это простой металлический штырь. Но как с его помощью ищут останки бойцов?

- Прежде всего это слуховые и тактильные ощущения рук, которые держат щуп. Разные материалы при контакте со щупом дают разные ощущения. Если ты попадаешь на противогаз, его ни с чем не спутаешь, он немного пружинит. У дерева свой звук, у камня -  свой. Копать приходится много: все залегает на разной глубине. Солдата можно найти на глубине до трех метров, а самолеты порой и на шесть метров уходят.

Дорога в вечность

- Согласны ли вы с утверждением, что война не закончена, пока не похоронен последний солдат?

- С утверждением я согласен. С каждым годом мы только теряем: даже в очень кислых почвах через столько лет кости становятся похожими на поролон, а медальоны просто не звенят.

- Сложно ли сейчас, через 70 лет, определять личность бойцов?

- Очень тяжело, бумага теряет свои свойства и превращается в «кисель» или в труху. Но в зависимости от плотности закрытия медальона бывают случаи, когда и сохраняется, особенно если бумага нестандартная. На севере все вообще замечательно сохраняется, а здесь очень тяжело. В прошлом году в городе был найден боец с медальоном. Медальон частично не сохранился, поэтому экспертиза была очень долгой - три месяца. К счастью, фамилию прочитать удалось, удалось найти и родственников... в Иркутской области.

- Часто родственники приезжают на вахты?

- Почти каждую вахту в лагерь приезжает кто-нибудь из родственников бойцов, поднятых в прошлом году. Люди хотят просто посетить место гибели и захоронения своих близких.

- Как вы относитесь к «черным копателям»? Приходилось ли сталкиваться?

- Отношусь отрицательно. Встречаемся регулярно.

- Сейчас уже очень сложно найти останки солдат Отечественной войны 1812 года. Сколько лет еще дадите поиску по ВОВ?

- Погибших в 1812 году редко находят не потому, что все исчезло, а потому, что потери были меньшими, война велась иначе, убитых либо хоронили, либо сжигали. Причем чаще сжигали, коней тоже жгли... Так что поиску еще продолжаться и продолжаться. Развитие средств поиска не стоит на месте, и современными приборами находят бойцов в тех местах, где уже, казалось бы, не один год работали и ничего не находили...

Справка

Алексей Артамонов. Родился в 1982 году в городе Борисов в Белоруссии. Окончил Военную академию войсковой противовоздушной обороны в Смоленске. После окончания академии в 2005 году служил в Мурманской области. Сейчас курсовой офицер специального факультета военной академии, капитан, командир поискового отряда «Фронт» военной академии.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество