aif.ru counter
3332

Концентрированный оптимизм. Диджей выступает вопреки серьезной болезни

Александр Губарев / АиФ

От автора

Первое, что я подумала при знакомстве со Станиславом Бородиным, в музыкальном мире более известном как DJ TanIN: таких красивых глаз я давно не видела. Мысль номер два: как же я буду общаться со столь эксцентричным молодым человеком, который запросто может подкатить к незнакомой девушке (причем в прямом смысле слова, ведь сейчас Станислав в основном передвигается на инвалидном кресле) и попросить ее улыбнуться, на полную громкость слушает музыку через проигрыватель, который всюду возит с собой, и предупреждает людей о своем появлении пронзительным ревом прикрепленного к креслу гудка?

Но мои опасения оказались напрасными: общаться со Стасом было легко и интересно. Он пел, читал стихи, очень много шутил и легко рассказывал не только о своей музыке, учебе в ГИТИСе и службе в армии, но и о болезни, которая чуть больше года назад вынудила молодого человека обзавестись «персональным транспортом». Честно говоря, если бы не это кресло, догадаться, что Станиславу поставлен диагноз «рассеянный склероз», практически невозможно. Он продолжает выступать на праздниках и вечеринках, вместе с десятками горожан участвует в массовой зарядке на День здоровья (которая, к слову, тоже проходила под его сеты). В общем, ведет такую активную жизнь, которая многим совершенно здоровым людям только снится.

Стас вынужден передвигаться в инвалидном кресле. Фото: АиФ/ Александр Губарев

Армейская мелодия

По словам Станислава, интересоваться музыкой он начал с самого детства; уже в юном возрасте ему нравилась музыка, которую слушала его мама: в доме Бородиных звучали песни Haddaway, Modern Talking и Фредди Меркьюри. Ребенком Стас частенько устраивал для гостей импровизированные выступления, играя на маленьком синтезаторе мелодии собственного сочинения.

«Тогда мне и понравилось привлекать внимание людей с помощью своей музыки, понравилось поднимать людям настроение», - вспоминает Станислав Бородин.

Как ни странно, служба в армии лишь укрепила желание Стаса музицировать.

«Первые полгода я отслужил в межрегиональном учебном центре связи, а затем отправился в 54-ую гвардейскую ордена Кутузова второй степени ракетную дивизию. Там было нехорошо, и кормили плохо, но именно там я познакомился с двумя музыкантами из местного военного оркестра. Они тоже были солдатами, поэтому спали в том же кубрике, что и я, но приходили туда только на ночь. Как оказалось, служить им к тому моменту оставалось меньше, чем мне. И меня осенило: я ведь могу заменить кого-то из них после их демобилизации. С этой мыслью я и отправился к дирижеру».

С дирижером военного оркестра Станислав быстро нашел общий язык. А вот начальник узла связи, узнав, что один из его солдат намерен перебазироваться в ряды музыкантов, такому повороту дел совсем не обрадовался. И оперативно направил не состоявшегося оркестранта в расположенный в лесу полк. Впрочем, в лесу Станислав отслужил недолго: после одного неприятного инцидента он оказался в госпитале. Там молодого человека и нашла его музыкальная судьба в лице все того же дирижера. «Ты еще помнишь, какая гамма параллельна «До Мажор»? – спросил он у солдата, которому в тот момент даже улыбаться было больно.

«Да, «Ля Минор», - ответил Станислав, и через несколько дней был официально зачислен в военный оркестр. Где, между прочим, самостоятельно научился играть на альте.

«Признаться, это было совсем несложно, - говорит Станислав. – На трубе играть гораздо сложнее».

Стас не расстается со шляпой. Фото: Из личного архива

Дело в шляпе

В 2007 году Станислав вернулся из армии домой. Но вернулся уже не в Смоленск, а в Москву, куда переехал сразу после школы. В столице бойкий и общительный парень сразу нашел себе занятие по душе: начал работать барменом, параллельно делая свои первые шаги в профессии диджея. А еще в 2009 году решил поступить в ГИТИС на актерское отделение, о котором мечтал еще до службы в армии.

«Товарищи меня во время учебы нещадно гоняли,- рассказывает Станислав. – Попробуйте сами бежать и читать написанные мелким шрифтом строки. И не просто бежать, а еще и с препятствиями. Вот так меня учили актерскому мастерству два человека, которым я до сих пор очень благодарен – Юра и Максим. К сожалению, я не знаю их фамилий, да и номеров их у меня не было, но если они прочитают этот материал и найдут меня в соцсетях, если вспомнят такого парня Стаса Бородина, который все время ходил в шляпе - будет очень здорово».

К слову, о шляпе: со своим фирменным аксессуаром Станислав неразлучен с 2003 года.

«Шляп у меня было много, да и сейчас тоже много, - смеется он. – Можно сказать, что шляпа сама появилась в моей жизни. В столице я в то время снимал комнату, и по соседству со мной жил какой-то алкоголик. У него я однажды среди всякого хлама и увидел свою первую шляпу, обычную, старую шляпу. Примерил ее, и мне понравилось, как она сидит. А потом я за 30 рублей купил на барахолке еще одну шляпу и приделал к ней купленный за 200 рублей лисий хвост. И в таком головном уборе пришел на работу, где произвел настоящий фурор. Эту шляпу у меня потом, кстати, за пять тысяч купил один немец. Очень уж она ему понравилась!».

Молодой человек может ходить, но делать это ему очень трудно. Фото: Из личного архива

Музыка – в голове

Глядя на Станислава, сразу понимаешь, что в его жизни обязательно должна быть какая-то невероятная романтическая история, и это действительно так.

«Через год после возвращения из армии я встретил свою будущую жену, - вспоминает он. - Стоял перед работой, курил, открыл дверь и почувствовал, что за моей спиной кто-то стоит. Обернулся, присмотрелся – да это же моя будущая жена! Познакомились, пообщались, я влюбился и женился. Но она не знала, что такое рассеянный склероз. И, когда мне дали инвалидность, сказала: «Извини, дорогой, но нам с тобой не по пути». Прожили мы вместе без четырех месяцев три года».

Семейное положение – не единственное, что изменилось в жизни Стаса после того, как ему был поставлен диагноз «рассеянный склероз». Через два года после поступления в ГИТИС парню пришлось оставить учебу. Первые месяцы он мог говорить только очень медленно и невнятно.

«Конечно, для активного человека, бармена и диджея, такая новость – горюшко-печалька; я расстроился, - признается Станислав. - Какое-то время - нет, не пил - убивался на работе. Пытался найти себе такое занятие, где мой язык и внятная речь будут не так важны».

Недавно состояние Стаса ухудшилось. Фото: АиФ/ Александр Губарев

Чуть больше года назад самочувствие молодого человека ухудшилось: из-за гормонов, которых ему кололи для того, чтоб вывести из стадии обострения основного заболевания, у Станислава появился асептический некроз головок тазобедренных суставов. Самостоятельно он передвигаться может, но длительные прогулки аукаются сильной болью в суставах. Стас очень быстро устает, поэтому и кресло у него с электроприводом, а не механическое (долго крутить колеса молодому человеку трудно).

«Вот мы не так долго разговариваем, а мне уже не хватает воздуха, - признается Стас в середине разговора. – Когда много говорю, он очень быстро заканчивается. Не знаю, почему, это новое в моем заболевании».

В июне Станиславу предстоит операция по замене сустава; прогнозы врачей на этот счет очень хорошие. А вообще Стас признается, что до конца так и не верит сам в свой диагноз.

«У меня очень много друзей с рассеянным склерозом, и очень уж у нас с ними симптомы разные. Есть похожие, да, но далеко не все».

Впрочем, назвать Станислава «больным» язык не поворачивается: столько положительных эмоций, радости и добра, кажется, не излучает больше никто. Недаром он выбрал себе псевдоним «Танин»: танин – это вещество, которое содержится в чае и вине и придает человеку энергию, бодрость и хорошее настроение.

«Как мне удается сохранять оптимизм? – переспрашивает Стас. – Я сохраняю не оптимизм, а жизненный позитив, которым был щедро одарен при рождении. А если серьезно, то не знаю, просто я вот такой, как есть. Всегда таким был. Планы на будущее? Планы есть всегда. Только у человека, который не хочет жить, нет планов. Сейчас я хочу быть с человеком, который принимает меня таким, какой я есть, вне зависимости от того, болею я или нет, передвигаюсь своими ногами или на коляске. Это первое. А второе – я хочу продолжать творчески развиваться и «улыбать» людей своими творениями».

Несмотря на диагноз, Стас верит в лучшее. Фото: АиФ/ Александр Губарев

Тем, кто хочет помочь

В 2013 году Станислав получил 1 группу инвалидности, его мама - инвалид 2 группы; семья живет в съемном жилье. При этом молодому человеку нужны средства на приобретение необходимых лекарств и средств послеоперационной реабилитации. Всем, кто желает помочь и поддержать молодого и талантливого человека, с неизменной улыбкой противостоящего своему недугу, могут перечислять деньги на счет матери Станислава - Бородиной Марины Викторовны.

Номер карты Сбербанк - 4276859030710600,

Расчетный счет- 40817810159000193378

БИК- 046614632

Кор/счет- 30101810000000000632

Отделение № 8609 Сбербанка г. Смоленск

Адрес подразделения Банка- г. Смоленск, ул. Лавочкина, д. 53А

Познакомиться с творчеством Стаса можно на его странице ВКонтакте.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах