7792

Недоуничтожили. Смоляне вывезли с полигона тонны санкционных фруктов

На следующий после уничтожения санкционных фруктов день на полигоне был настоящий аншлаг.
На следующий после уничтожения санкционных фруктов день на полигоне был настоящий аншлаг. Рабочий Путь

После процедуры уничтожения санкционных продуктов на полигоне в Краснинском районе царило небывалое оживление: люди искали уцелевшие персики и нектарины. В итоге, все, что представляло интерес, местные жители вынесли за день - на следующие сутки после показательного уничтожения продуктов из Европы.

Добро пропадает

Избавляться от заграничного продовольствия в России начали 6 августа, когда вступил в силу указ Президента – утилизировать, то есть сжигать, закапывать или давить катком запрещенную к ввозу еду.

Приграничная Смоленская область стала одним из первых регионов, где приступили к активным действиям: 6 августа, в минувший четверг, на полигоне Гусино раздавили трактором 58,5 тонны нектаринов и персиков и 5,5 тонны помидоров.

Трактор давит нектарины на полигоне Гусино 6 августа. Фото: Пресс-служба Управления Россельхознадзора по Смоленской и Брянской областям

Помидоры такого обращения не выдержали, а вот среди фруктов осталось много вполне пригодных в пищу: персики давили прямо в ящиках, возможно, именно поэтому в кашу они не превратились. Уже после отъезда представителей власти пришли местные жители с мешками, сумками, пакетами, некоторые даже пригнали грузовики. Впрочем, на легковых машинах было большинство: свалка располагается между поселком Гусино и деревней Высокий Холм, от железнодорожной станции «Гусино» до нее не меньше шести километров. В итоге энтузиасты смогли унести с полигона тонны фруктов – себе, на компоты и варенья, на корм животным и, как пояснили некоторые из сборщиков, на самогон.

Легко ли попасть на «санкционный полигон» и пригодны ли в пищу прошедшие через каток продукты? Корреспонденты SMOL.AIF.RU попробовали сами разобраться в ситуации на месте событий.

Не хуже, чем на прилавке

Полигон Гусино небольшой и появился не так давно - в 2009 году. Ранее на нем только утилизировали твервые бытовые отходы, а теперь еще избавляются от запрещенных импортных продуктов. Как и положено, он расположен вдалеке от населенных пунктов, и без машины от станции нам пришлось добираться пару часов.

Указателей нет, поэтому дорогу к полигону мы спросили в селе Гусино у продавщицы одного из местных продуктовых магазинов. Та стояла на пороге и увлеченно выкрикивала что-то сотруднице бюро ритуальных услуг на другой стороне улицы – женщины обсуждали последние новости. Мы были вынуждены прервать беседу.

«Какой полигон? – многие местные не сразу понимали, о чем речь; впрочем, потом оказывалось, что о сборе уничтоженных фруктов слышали почти все. – А! Это вам вон туда, до указателя «Высокий Холм», дальше налево и прямо. Но идти там порядком».

Мимо по песчаной дороге постоянно проезжали машины, поднимая клубы пыли, но большинство из них вскоре возвращались обратно. Неудивительно: еще в деревне нам сказали, что коробки с хорошими фруктами с полигона вынесли днем раньше.

О том, что искомый объект близко говорили две кучи персиков, гниющих на обочине вместе с остатками горелых деревянных ящиков. Здесь, неподалеку от самой свалки, по словам местных, фуры разгружались, а запрещенный товар перекладывался мусоровозы. Затем его везли на полигон, где давили трактором под прицелом камер – процесс уничтожения положено снимать на видео.

Фрукты, возможно, выносили коробками и сортировали уже на обочине, оставляя на ней некондицию. Фото: АиФ/ Дарья Воронцова

Вход на свалку закрыт шлагбаумом, но тех, кто идет пешком, местный сторож внутрь пускает спокойно. Он же дежурил в тот день, когда товар уничтожали.

«Груз сопровождало столько народу! И с таможни, и с ФСБ, и Роспотребнадзор, и пограничники. Если посчитать, человек под 30 было. Три фуры было с фруктами и две газели с помидорами. А потом уже люди приходили – давленное собирали. Кто на еду, а кто и для животных – говорили, что у кого кролики есть, у кого нутрии», - вспоминал он.

Сейчас полигон завален опустевшими ящиками, фруктов осталось совсем мало, кондиционных из них, честно говоря, немного. Однако, в самом начале картина была другой. Нам удалось побеседовать с жителями Гусина, которые участвовали в охоте за «запрещенкой».

Все хорошие продукты унесли, осталась пустая тара. Фото: АиФ/ Дарья Воронцова

«Пришла с двумя пакетами, думала, на корм свиньям чего найду. И пожалела, что хотя бы пару мешков не взяла и помощников: тут было много совсем хороших и персиков, и нектаринов. Набрала на варенье и так поели», - рассказала одна жительница.

«Из санкционных персиков получится отличная самогонка. И то, что давленные – ничего, лучше бродить будут. Бюджетно выходит: для ее изготовления ведь даже сахар не надо, достаточно одних дрожжей», - поделился с журналистами радостью мужчина.

Нектарины в ящиках остались почти целыми. Фото: Рабочий Путь

На наш вопрос, не опасаются ли они они брать продукты фактически со свалки, люди реагируют недоумением:

«Какая же это свалка? Их же только привезли. И что здесь такого? Контрабанда, говорят, ну и что? Думаете, в магазинах товар лучше?», - возмущается житель Гусина.

«У меня даже корку от хлеба рука не поднимается выбросить: сам всю жизнь проработал на поле. А тут фрукты, которые нынче в магазине стоят недешево, отчего же не взять? Добро не должно пропадать», - добавляет его сосед.

Большинство готово повторить рейд на полигон, только неизвестно, привезут ли еще раз фуры с импортным товаром.

  • Нужно ли уничтожать санкционные продукты?

Ответить Все опросы

Оставить комментарий (7)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах