aif.ru counter
396

Градации гения. Как уроженец Велижа стал легендой фотоискусства ХХ века

Освободившиеся от паранджи женщины, увлеченные спортом юноши, великие стройки, преобразующие отсталое хозяйство в нечто прогрессивно-индустриальное, собиратели хлопка и спортсмены, учителя и монтажники, девушки, которые учатся стрелять из винтовок, и сенокосы... все фотографии Макса Пенсона – это патриотичная летопись Страны Советов со среднеазиатским уклоном.

Восточные истории

Самая известная работа советского фотографа Макса Пенсона называется «Узбекская мадонна». На ней – идеологический прорыв, не лишенный творческого подхода к фотографии: узбекская женщина, которая сняла чадру и кормит грудью ребенка.

Несмотря на то что все его снимки предназначались для официальных изданий, таких, как «Правда Востока» или «Огонёк», они не лишены высокой художественной ценности. Когда смотришь на эти картинки из рабоче-крестьянской жизни 70-летней давности, они кажутся поразительно живыми и искренними. За них в 1937 году на выставке в Париже Макс Пенсон получил золотую  медаль.

Радости и неудачи всех тех людей, которых запечатлел на фотоаппарат немецкой фирмы «Лейка» корреспондент Пенсон, исходив пешком весь Узбекистан, получили высокую оценку знатоков фотографии спустя полвека после смерти самого фотографа, когда выставки его работ в середине нулевых годов прошли в Лондоне и Москве. Критики поставили его имя в один ряд с таким известным довоенным фотографом, как Александр Родченко, и иллюстратором (кстати, уроженцем города Починка Смоленской области) Элем Лисицким.

"Узбекская мадонна" - одна из самых известных работ Пенсона. Фото: Официальный сайт, посвященный наследию Макса Пенсона / Макс Пенсон

Правда Востока

Сегодня имя Макса Пенсона, несмотря на то что он родился в Велиже 17 марта 1893 года, основательно подзабыто. На запрос в Смоленской областной библиотеке имени Твардовского развели руками: в конце ХIX века Велиж входил в состав Витебской губернии, поэтому информация отыщется скорее там, чем здесь, хотя часть его жизни все же связана со Смоленщиной.

«Мальчиком меня отдали на обучение в переплетную мастерскую. Грамоте обучался самоучкой. В 1907 году отец работал переплетчиком при Велижском городском училище, вследствие чего ему удалось меня определить в это училище, которое я окончил в 1911 году», - говорится в автобиографии Макса Пенсона, которая опубликована на официальном сайте maxpenson.com, служащем главной площадкой для сохранения и популяризации творчества фотографа.

Потом Пенсон переехал в Миргород, где поступил в художественно-керамическую школу, затем жил в Вильно, где учился на декоратора-маляра. После переезда в Среднюю Азию работал счетоводом и преподавателем рисования, но его подлинный творческий путь начался в 1925 году, когда он начал заниматься фоторепортажами и работать в газете «Правда Востока».

Макс Пенсон. Фото: Официальный сайт, посвященный наследию Макса Пенсона

Смолянин или витебчанин?

В 1940 году известный советский кинорежиссер Сергей Эйзенштейн так сказал о Максе Пенсоне: «Не осталось таких мастеров, которые выбирают для себя столь необычное поле для работы, полностью посвящают себя ей и делают работу частью своей судьбы. Просто невозможно, например, говорить о Фергане, не упоминая Пенсона, который объездил весь Узбекистан со своим фотоаппаратом. Его фотоархивы позволяют нам проследить историю этой республики год за годом, страница за страницей».

Интересно, что в свое время у известного русского и белорусского художника с мировым именем Марка Шагала и мало известного сейчас фотохудожника Макса Пенсона был один учитель рисования - Юрий Пэн.

«Макс Пенсон, как и Марк Шагал, был учеником великого художника Ю́деля (Юрия) Моисе́евича Пэна. Вероятно, Пенсон участвовал в организации народного художественного училища (художественной школы) в Витебске вместе с Шагалом и Малевичем, Пэном, Верой Ермолаевой и другими выдающимися людьми искусства того времени. Эта школа впоследствии стала причиной появления русского авангарда. Судьба учителей той школы и ее история до сих пор остаются загадкой. Страшные судьбы художников, репрессии, расстрелы, сожженные картины - следствие неприятия властью этого искусства. Запреты на ту страницу нашей истории породили много тайн, которые до сих пор не раскрыты. Как, наверное, и история творчества Пенсона в Витебске», - рассказывает дизайнер, бильдредактор из Смоленска Елена Хлиманова.

Возникает лишь один закономерный вопрос: стоит ли считать Макса Пенсона смолянином или белорусом или можно просто проникнуться чувством гордости за то, что даже спустя десятилетия и столетия история продолжает открывать нам имена интереснейших людей, когда-то родившихся на земле, которую сегодня называют Смоленщиной?

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах