aif.ru counter
19.11.2012 11:21
79

Друзья и коллеги вспоминают редактора, журналиста, обозревателя Михаила Ивашина

Фото: Григорий Пернавский

Все, кому посчастливилось с Мишей работать, знают, что процесс это нервный, творческий и уникальный.

Григорий Пернавский, «Фэйсбук»:
Миша Ивашин. Июль 2005 года, снимок сделан в редакции АиФ. Мишка был уникальным человеком. Появился он в Смоленске поздней осенью 1999 года. Я тогда работал в дурацкой конторе, которая занималась торговлей дорогущими американскими мини-АТСками и часто бывал на Энгельса 23 а, в Комсомолке. Вроде как, писал тут иногда и по чуть-чуть, больше тусовался и общался. Вот однажды появился там парень с грустным лицом, в черном бушлате и черной же вязаной шапке, болтался в коридоре. Судя по всему, холодно ему было. Потом оказалось, что пришел в газету наниматься. Туда-сюда, слово за слово, начали потихоньку общаться и как-то нашли общий язык. Оказалось, бросил Мишка родную Пензу и покатил куда глаза глядят. Зацепился за Смоленск, да и врос в него. В 2005 году он меня позвал работать к себе в АиФ, благо, до того мы с ним постоянно что-то мутили по дружбе. Он здорово заинтересовался историей Смоленска, выкапывал интересные факты и приглашал меня иногда в марш-броски по области, в качестве консультанта. Ну а потом я два года проработал его замом. Мишка был газетчиком от бога. Увы, своя,настоящая газета, попала ему в руки только этим летом. АиФ, все-таки омерзительный форматный кадавр и простор для творчества в нем был минимален, так что хороший редактор неизбежно становился через какое-то время цепным псом-охранителем формата. Чаша сия не минула и Мишу. Первый год, когда не все еще потенциальные возможности этого формата были им использованы, работа его цепляла и веселила, а потом все превратилось в рутину. А рутина его убивала, он начинал скучать. Мишка был спринтером, просто выдающимся стартапщиком. Он учил других и сам учился у них. Работать с ним было и легко, и тяжело. Иногда просто невыносимо. Бывало, мы минут по 20 просто орали друг на друга благим матом. А наоравшись шли в ближайшее заведение, выпивали по пиву и премило беседовали про культур-мультур или обсуждал важные краеведческие проблемы. Мишка буквально жил на работе, дышал своим делом. А потом, если не мог дальше наращивать темп, погружался в депрессию. Он хотел делать круто и круче, но заформаченные издания этого не позволяют. А болотное сидение и необходимость соблюдать формат, его убивало. В принципе, такой звезды как Ивашин в смоленской журналистике не было и не будет, наверное. А уход его, к сожалению, обрывает один из самых интересных газетных экспериментов. Да и много еще чего обрывает этот уход. Миша Ивашин был по-настоящему незаменимым человеком и незамениым специалистом.
Сайт Владислава Кононова:
Родился он в Пензе, жил в Воронеже и Москве, но навсегда остался смолянином. «Смоленск — город с потрясающей историей!», — повторял он.
Вот и двух недель не прошло, как мы с ним по грязям излазили малоизвестные участки фундамента крепостной стены для телепроекта «Экспедиция». Вечером того же дня Ивашин уехал в Европу, на ралли, в путешествие, о котором говорил с весны. Отменить его — путешествие, о котором он уже не напишет, было нельзя.
Сегодня вспоминал, сколько знаком с ним. Казалось — всегда, оказалось — всего лет шесть-семь. Он тогда ездил по городу на велосипеде, ставил его в подвале на Октябрьской и мы ездили на моей машине — Миша учился водить. Велосипед этот давно у меня, авто списано в утиль, позавчерашний велосипедист сам сменил кучу машин, а оранжевый фокус ST я отогнал сегодня на стоянку, с которой его хозяин уже не заберет. Зачем? — там, где он теперь с Ильичом и Орловским, и дельтолет не нужен. 
Мишкиному восприятию внешнего мира всегда по-доброму завидовал. Причем свое нестандартное видение он не выпячивал — кто хотел, присматривался и читал надпись на его сумке «everything you like I liked five years ago». Мечтал о департаменте добра. В бездушной железке, изгибе крыла мотоцикла или эмблеме мустанга мог видеть что-то, недоступное глазу среднестатистического потребителя. «Чувак, это реально круто», — говорил он. И советовал усложнять свои мечты, чтобы исполнение не убивало их очень быстро. Вспоминаю, что успели сделать с ним — проект «АиФ-история», газетные соревнования — кто быстрей по городу в час пик — он на велосипеде или я на машине, кто из нас больше не любит смс… А что не успели — и сказать не могу. Потому что придумывал всегда он.
Еще безумно нравилась его рубрика «Свойства обозревателя», которой он дорожил и не отдавал никому, таская ее за собой из издания в издание. Заметки назывались по-разному, внизу всегда была подпись «Михаил Ивашин», а вверху — автор в темных очках с бутылочкой сока. Никогда у него не спрашивал, почему он выбрал именно это фото, случайно сделанное мной в Брюсселе года четыре назад.
А на прошлый день рождения Миша сам себе написал: «38 лет — это как 38 попугаев. Всегда в запасе есть одного попугайское крылышко.»
Запас вышел. «Старик, дерьмо случается», — сказал бы Ивашин.
Елена Хлиманова, бильд-редактор "АиФ-Смоленск"

Миша спиной чувствовал талантливых людей, и сам, как магнит, притягивал их к себе. Не только журналистов, но и фотографов, и художников. Вот и мне повезло. С Мишиных слов «Добро пожаловать в команду, сынок» началось наше с ним сотрудничество. Моя должность стала называться бильд-редактор. Никто не понимал, кто это и зачем, но Миша говорил это важная должность. Я рисовала, как не нравилось моим преподавателям ХГФ, а Мишку устраивало и даже очень. «Ленка, это круто» вдохновляло!!! Ради этого короткого предложения я сидела ночами в редакции, рисовала, делала коллажи, лепила минискульптуры, фотографировала горящие инсталляции, которые собирала часами. Приходили фотографы (Святослав Сафронов, Артем Емельянов) и тут же включались в этот важный процесс создания «Портфеля» и «Города». Отдавались мы этому безумию не за гонорар, а за идею. Надо сказать, что фотографами они стали с Мишиной легкой руки, как и я, впрочем. Артем сейчас в Петербурге снимает кино, его пригласили работать в Швецию. И несмотря на свой юный возврат он сделал много талантливых работ в кино. Некоторые фотографы приходили к нам просто работать с 10 до 19. Миша таких сразу исключал, не прощая серости. Но надо отдать ему должное он делал все, бился до последнего, чтобы разбудить талант, спящий в фотографе или дизайнере, или журналисте. Безнадежные долго не выдерживали.

Было и такое, когда уважаемый редактор по отношению ко мне заменял слово круто словом г*..но. Приходил, долго молчал, подпирал подбородок рукой, нудно продолжительно еще молчал, а потом «Ленка, это г*..но, переделай». И исчезал. Я готова была взорваться и взрывалась. Не одна битва состоялась у меня с главным редактором. Он знал, как меня задеть и чем дольше мы конфликтовали, тем больше он пользовался своими «знаниями». А потом мы заключали мир, если я делала что-то достойное для него. И так по кругу. Как- то все стало меняться, начиная с того времени, когда мы уехали с офиса на Октябрьской революции. То ли из-за наступившего финансового кризиса, то ли из-за феншуй. Однажды в субботу вечером (обычное дело) сразу после переезда мы сдавали «Портфель». Миша как-то между прочим сказал, что есть у него мечта бросить все и на машине по Европе с фотоаппаратом. Фото я увидела в фейсбуке, где так и не добавила его в друзья. Мишка это круто!

Друзья, коллеги и просто Мишины знакомые из Смоленска и других городов! Помочь его семье можно напрямую, связавшись с Еленой Ивашиной; через ""Объединенную редакцию" (Смоленск, ул. Октябрьской революции, 14а, контактное лицо - директор Максим Кузьмин, тел. в Смоленске 38-90-74); или напрямую на карту Сбербанка 639002599002410490 Elena Ivashina (при операции будет написано Елена Владимировна И., г. Смоленск).

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество