aif.ru counter
957

Время собирать камни

Фото

Пасмурным октябрьским днем 2008 года в Смоленске хоронили Героя СССР, адмирала Эдуарда Балтина. После похорон его дочери, Элла и Инна, рассказали смоленским журналистам, что собираются перезахоронить отца в Москве: мол, так он им завещал, и, похоронив его на Смоленщине, с ними никто не посоветовался. Однако несколько лет спустя он так и не был перезахоронен. Вдова адмирала через четыре года после трагического дня приехала к нам в редакцию специально для того, чтобы рассказать эту историю уже со своей точки зрения. Обиженная отношением падчериц, Оксана Балтина рассказала об истинных причинах такого поведения дочерей, которые почти не общались с отцом последние 20 лет его жизни.

«Я проплакала два года»

Оксана Ивановна пришла к нам в редакцию утром. Она была немного взволнована, ведь в каждый приезд в Смоленск у нее много дел. С момента смерти ее мужа, адмирала Эдуарда Балтина, прошло четыре года, за это время она 18 раз приезжала в Смоленск, выстроила солидный монумент на аллее Героев Братского кладбища, добилась присвоения школе в Колодне, где учился будущий адмирал, его имени. Позже в школьном музее был открыт отдел, посвященный адмиралу. Многие экспонаты для музея вдова привозила из Москвы на собственные средства, нанимая для этого машину. Она не прерывает связи со Смоленским морским собранием, то есть всячески старается увековечить память своего мужа.

- Два года я строила огромный монумент в виде подлодки, разламывающей северные льды. Ведь он получил Героя за то, что стрелял баллистическими ракетами из-подо льда, испытывал сверхсекретное оружие, - рассказывает Оксана Ивановна. – На памятнике он изображен в белой парадной форме на городской пристани Севастополя, принимающим парад. На монументе надпись: «От смолян и вдовы Оксаны – командующему, отстоявшему Черноморский флот». Все в мраморе, навечно...

В истории современной России смолянин Эдуард Балтин останется человеком, которому было суждено стать командующим объединенным Черноморским флотом в первые годы после развала СССР. Он был назначен на эту высокую должность одновременно президентами России и Украины и подчинялся только им. Это был беспрецедентный случай. Именно его усилиями флот на южных рубежах России выжил. Однако его собственная семья распалась.

После этих слов Оксана Балтина глубоко вздохнула.

- Я прожила с мужем 21 год и за все это время его старшую дочь в глаза не видела, она никогда не делала попыток приехать в гости или хотя бы поздравить своего отца с днем рождения по телефону. С младшей, Инной, мы несколько раз созванивались, однако это всегда заканчивалось скандалом со стороны старшей, Эллы. Эдуард Дмитриевич и сам часто говорил, мол, Элла хоть и умная, но очень вредная женщина. После того как он объявил о своей женитьбе, она довела его до того, что он поднял на нее руку. Пришлось даже вызывать «скорую». Настолько серьезной была ее реакция на нашу с Эдуардом женитьбу... - вспоминает Оксана Балтина.

– Похороны мужа я помню как в тумане. Я была сама не своя, ничего вокруг не видела. Его дочери ко мне ни разу не подошли, не поинтересовались даже, как умер папа. Побыли на кладбище, первыми бросили по кому земли на гроб и уехали... вступать в наследство. Не приехали они и на девять дней, к тому времени уже успели собрать фильм об адмирале, который показывали в Доме офицеров в Смоленске. Не знаю, что бы я делала в тот тяжелый момент, если бы организацию похорон не взяла на себя моя хорошая подруга и жена знаменитого актера Ирина Пуговкина... мы с ней и с Михаилом Ивановичем были очень дружны. Тогда мне не хотелось жить, после смерти мужа я проплакала два года.

«Считай, что ты вышла замуж за лейтенанта...»

-Когда мы прилетели на Камчатку, где тогда служил Эдуард Дмитриевич, то выяснилось, что старшая дочь собрала вещи (среди которых была почти вся мебель отца) и контейнером отправила их в Севастополь; потом она с отцовской сберкнижки сняла половину денег, которые он всю жизнь копил на «Волгу». Позже телеграмму прислала младшая дочь, она потребовала вторую половину денег. Он спросил меня, что ему делать, я посоветовала все отдать. Тогда он сказал мне: «Считай, что ты вышла замуж за лейтенанта», - говорит Оксана Ивановна. - Он отдал им все. Получается, что они отплатили отцу лишь тем, что, выходя каждая по нескольку раз замуж, не поменяли своей фамилии. Еще бы, Балтина — это звучит гордо. Хотя не знаю случая, чтобы они хоть раз на могилу к отцу за четыре года приехали.

«Он не ходил на могилу первой жены»

Еще одна жизненная драма адмирала Балтина связана с его первой супругой, которая умерла 27 лет назад. По словам Оксаны Ивановны, это отдельная история, ведь тот брак был нелегким. Эдуард Дмитриевич лишь один раз показал Оксане Ивановне, где похоронена его первая жена, и потом наотрез отказался ездить туда.

- Я не могу сказать об этой женщине ничего плохого, я ее не знала. Единственное, что мне известно, Эдуард Дмитриевич затаил на нее большую обиду, ведь он был человеком очень сложным. А я тайно ходила и ухаживала за ее могилой. Когда он узнал об этом, то закатил страшный скандал, - вспоминает Оксана Балтина. - У нас дома сохранились кое-какие документы, из которых я узнала, что у нее было всего семь классов образования... Женясь на ней, он знал, что однажды она уже была замужем. Оказывается, причина его огромной обиды на нее заключалась в том, что только после ее смерти он совершенно случайно узнал, что на самом деле он был ее третьим мужем...



Домик преткновения


Как рассказывает Оксана Ивановна, Эдуард Балтин никогда не любил шумную Москву, поэтому купил домик в деревенской глуши под Кубинкой и на пенсии жил там. Это место напоминало ему родную Колодню. В разговорах он упоминал, что в Смоленске есть «замечательное место», где он хотел бы быть похороненным. Тогда его супруга не понимала, что речь идет о воинском захоронении у крепостной стены, ведь она практически не знала Смоленска. Но судьба все равно распорядилась по-своему.

- Умер он неожиданно. Мы собирались идти за грибами, вдруг он и говорит: «Давай пойдем завтра». Я отвечаю: «Почему завтра? Завтра ведь понедельник». Тогда он сказал, что у него плохое предчувствие, но я не придала этому никакого значения. «Ты плохо себя чувствуешь?» - поинтересовалась я. На что он ответил, что чувствует себя нормально, более того, принес молока, нагрел, кинул туда кусок масла (он говорил, что дедушка с бабушкой в Колодне так делали) и выпил его, закусывая булкой. Потом поднялся на второй этаж и вдруг сказал, что ему плохо, - вспоминает тот роковой вечер Оксана Ивановна. - Сначала я ему не поверила, но, когда он велел мне позвонить Рыжему, это прозвище полковника-врача, который был к нам приставлен, поняла, что дело неладно. Ведь он почти никогда не обращался к врачам. Я пулей побежала наверх, он уже кривился от боли. Конечно, если бы это было не в глухой деревне, то он бы выжил...

Я больше не бываю в этом доме, мне слишком больно там находиться. Однажды мне позвонила Инна и сказала, что хочет его продать. Я сама нашла покупателя, ведь дом находится в глуши, в 15 километрах от железнодорожной станции, общественный транспорт туда не ходит, магазинов нет. Но старшая дочь заявила: «Балтина Элла Эдуардовна свое родовое гнездо не продает». Хотя она там ни разу даже не была...



P.S.


Все затраты, связанные с поездками в Смоленск, Оксана Ивановна оплачивает сама. Половину стоимости монумента оплатил город, за что Оксана Балтина бесконечно признательна руководству Смоленска.

- Я очень благодарна руководителям города за то, что они оказали мне неоценимую помощь в строительстве памятника. Тогда я так и сказала: «Смолянин Потемкин похоронен в Херсоне, смолянин Нахимов – в Севастополе, а Балтина я вернула вам».

Смотрите также:

Оставить комментарий (6)
Loading...

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество