aif.ru counter
349

Spiritual Seasons: «Украина, Россия и Белоруссия будут вместе всегда»

Сюжет Смоленск, Крым и Украина: эхо Евромайдана
Михаил Ефимкин / АиФ-Смоленск

Фолк-группа Spiritual Seasons распевает ирландские, французские, германские, шведские и скандинавские народные песни в самых разных уголках мира, не ищет истины в вине и верит в дружественный союз Украины, Белоруссии и России. Под занавес февраля украинцы выступили в Смоленске и пообщались с журналистами.

«Духовные времена»

Михаил Ефимкин, smol.aif.ru: Виктор, вы помните первый концерт группы Spiritual Seasons, где это было и как вы отмечаете это событие?

Виктор Смирнов, вокалист группы Spiritual Seasons: Первый концерт мы сыграли 4 ноября 2004 года в харьковском клубе «Любителей русского рока». Это был очень спонтанный концерт, ведь группы как таковой еще не было и само предложение было очень спонтанным. Но именно это выступление дало толчок к тому, что группа стала играть постоянно. Мы отмечаем его каждый год концертом в честь дня рождения группы в этом году будет десять лет. Ни один день рождения мы еще не пропускали.

- Как вы лично определяете для себя фолк-музыку?

- Очень просто, фолк-музыка - это все, что имеет отношение к народной музыке, не важно в каком стиле оно сделано: в аутентичном, либо со смешением стилей. Пусть это будет рэп, металл, рок или джаз, если в нем есть элементы народной музыки, то это в любом случае фолк. Даже есть группа делает какую-то стилизацию под народную музыку, то это тоже фолк.

- Чем объясняется ваша любовь к Ирландии?

- И не только к Ирландии, но и к Скандинавии, и к музыке большинства народов севера Европы. Это невозможно объяснить, это сродни любви к женщине, ее просто выбирают… и все.

Зрители охотно пустились в пляс под фолк-напевы. Фото: АиФ-Смоленск / Михаил Ефимкин

- На скольких языках вы поете, и как вам удается выучить все?

- Мы однажды пересмотрели наши песни, и насчитали в репертуаре около 15 языков. У нас к этому делу огромный интерес, ну, а помогают, наверное, хорошая память и музыкальный слух.

- В каких самых необычных местах вам доводилось выступать?

- Однозначный ответ – Малайзия, 2013 год, фестиваль Rain Forest World Music Festival, который входит в двадцатку самых крупных фестивалей этно-музыки на земле. Мы рады, что нам довелось принять в нем участие, мы были поражены размахом музыкального праздника и местной экзотикой, но, главное, той музыкальной интеграцией, которая там присутствует. На небольшом клочке земли можно было увидеть, услышать, пообщаться с людьми всех национальностей и рас, которые только можно себе представить.

- Ваш любимый музыкальный инструмент?
 - Наверное, варган, если не считать голоса. В принципе я считаю себя вокалистом и рассматриваю свой голос, как главный инструмент, с ним работать у меня лучше всего получается.  

Группа использует в своей музыке самые разные инструменты. Фото: АиФ-Смоленск / Михаил Ефимкин

- Ирландия славиться напитками, как вы к ним относитесь?

- К ирландским очень хорошо. Эта страна сумела не просто сделать бренд из своих напитков, а заслуженный бренд. Многие сорта ирландского пива заслуживают большого уважения, достаточно много хороших марок. Мы алкоголем не злоупотребляем, но вполне можем продегустировать в хорошей компании.

Вдохновенное заблуждение

- Но «не злоупотребление» никак не вяжется с имиджем рок-музыкантов?

- Я боюсь, что это именно имидж. У нас около 170 концертов в год, каждое утро мы отправляемся и дорогу, нас ждет новый город, вот и представьте, что бы с нами было, если бы мы напивались через день из года в год. Конечно, можно пару раз опохмелиться утром и как-нибудь пережить день, но, что дальше, так и здоровье может кончиться и группа. Вот мы сидим живые, здоровые и бодрые, и сами являемся доказательством того, что хорошо играть может только трезвый музыкант.

- А где же искать вдохновения?

- Меня, например, вдохновляют зрители в зале, которые активно танцуют, радуются, излучают позитивную энергетика. Поиск вдохновения в табаке, алкоголе или наркотиках -  это заблуждение, хотя именно из-за него с нашей группой бывают недоумения на грани конфликта. Организаторы концертов пытаются затащить нас в клуб «жечь до утра», «побаловаться травкой и девушками», а нам это просто не нужно, это творчеству не помогает.

Скандинавская музыка и скандинавская прическа. Фото: АиФ-Смоленск / Михаил Ефимкин

Откуда берутся музыканты

- Кем вы первоначально были по профессии?

Я пришел в музыку из ракетных войск стратегического назначения, я - лейтенант вооруженных сил СССР, был. Сейчас - лейтенант запаса. Когда я уволился для того, чтобы заниматься музыкой, достаточно большое количество близких мне людей крутили пальцем у виска, спрашивали: «что ты делаешь?». Тогда в этом видели эйфорию, инфантилизм, но прошло десять лет и все поверили, даже мои мама и папа.

У остальных участников коллектива судьба чуть полегче: наш волынщик и аккордеонист Саша Мовчан закончил консерваторию. Маша Богуславская, наша скрипачка, через два-три месяца закончит харьковскую консерваторию. Антон Смирнов – сын, еще учится в школе, но пошел по музыкальной. Миша Папуш, наш банджист и барабанщик, не закончил институт культуры, это было его собственное решение. Если он так сделал, я думаю, что он сделал правильно. На пути к становлению его как музыканта, он перепробовал много разных профессий. Все музыканты на пути своего становления являются сторожами, грузчиками, мойщиками каких-то бутылок. Это все Миша прошел. Равно как и я, после увольнения из рядов вооруженных сил.

- Что такое произошло с военным, что он вдруг обнаружил в себе музыканта?

- Когда-то на работе мой начальник сказал: «А я все понимаю. Это обязательно раз в какое-то время должно произойти – выбивание из колеи, из стези, должен появиться протестующий  потомок. Тебя нахлобучили на армию, а ты раз – и совершенно в  противоположную сторону ушел, это бывает». Сказал со знанием дела, как психолог. Возможно, он и прав. У меня в семье династия офицеров. И отец, и дед этому посвятили всю свою жизнь. Но я не хотел и не мог себя анализировать, и ушел. Я всю жизнь хотел заниматься музыкой, но надо мной постоянно давлело много факторов. Родители говорили: это возраст, все сейчас закончится, пройдет у тебя, а дальше надо делать серьезный выбор в этой жизни, потому что без серьезного выбора никак. А музыка не может быть серьезным выбором. В какой-то момент я поверил, что военный – это лучше всего, а потом переосмыслил и понял, что мне это не нужно.

Смена инструмента. Фото: АиФ-Смоленск / Михаил Ефимкин

Фолк-народ

- Зрители у вас на концерте танцуют со знанием дела. Всегда приходит такая подготовленная публика?

- У нашей группы особая специфика, к нам приходит узкоспециализированный круг слушателей. В основном они занимаются исторической реконструкцией, историческими танцами или традиционными народными танцами, ирландскими, например. Поэтому ничего удивительного – почти в каждом большом городе России или СНГ, этот процесс набирает обороты, почти в каждом городе есть своя школа или студия какого-то там исторического танца. Эти люди - первые зрители на нашем концерте, а публика в Смоленске очень подготовленная, потому что прослойка реконструкторская очень мощная.

- В прошлом году вы выступали на фестивале исторической реконструкции «Гнездово», как оцените его?

Насколько мы знаем, он проводился в Смоленске в первый раз и показал, что здесь очень много реконструкторов, которые занимаются вот именно средневековьем. Фестиваль, конечно, очень молодой и зеленый, но эта смоленская аура Он, конечно, весьма молодой зеленый этого не отнимешь, но именно вот эта аура смоленская … люди настолько увлечены Средневековьем и реконструкцией, что просто излучают флюиды позитива, эгрегор. Ощущение этого фестиваля очень чистое и незапятнанное.

Скрипка добавляет музыке коллектива трогательные нотки. Фото: АиФ-Смоленск / Михаил Ефимкин

Вместе навсегда

- Вы много находитесь в разъездах, не боитесь однажды вернуться домой, на Украину и обнаружить там другую страну, враждебных людей. Сегодня россиянам события на Украине преподносят в очень сумрачных тонах…

- Не так, как вы сказали, именно в такой форме этого нет. К сожалению, есть проявления ультраправого радикализма, которые вспыхнули на волне попыток сменить власть.

Отвечая напрямую на ваш вопрос, да, конечно, когда в стране неспокойно, когда стреляют, когда убивают людей, есть опаска приехать и увидеть свою страну другой или наткнуться на какие-то проблемы, горе. Это есть. Сейчас мы находимся не в самом радужном состоянии. Сегодня на концерте я произнес фразу и произнесу еще раз: я надеюсь, что все будет хорошо. Это такая фраза – вроде как ни о чем, но я надеюсь, что славянские народы-братья, украинцы, русские и беларусы, всегда будут вместе, и не может быть иначе. Сейчас есть только отдельные баламуты, но их немного и со временем они отколются, их не будет. Украина, Россия и Белоруссия будут вместе всегда.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах