aif.ru counter
652

Хранители. Жители Смоленской области пытаются спасти «маленькую Венецию»

Дарья Климова / АиФ

В конце мая 200-летний клен сахаристый из парка графской усадьбы в поселке Дугино Сычевского района Смоленской области получил официальный статус «дерева-памятника живой природы». Сама усадьба и окружающий ее парк, при Екатерине II считавшиеся одними из лучших в Европе, сейчас разрушены и заброшены. О легендарной усадьбе и ее основателях, возможно, уже никто и не вспомнил, если бы не учителя и ученики Дугинской школы: активисты сами проводят в парке субботники, заносят в каталог уникальные деревья и всерьез надеются на возрождение парка. Познакомиться с графской усадьбой и ее хранителями отправился корреспондент SMOL.AIF.RU.

Есть в графском парке старый клен

Сопровождать нас в Дугино взялась Татьяна Кочанова, которая сейчас пытается привлечь внимание к гибели парка. Она признается, что, когда сама ребенком ходила в Дугинскую школу, и не подозревала, что деревья и аллеи вокруг представляют какую-то ценность.

«Учитель нам что-то пытался рассказывать, но мы не слушали, смеялись», - вспоминает Татьяна Васильевна.

Теперь она и еще несколько человек, которые уже сами родители взрослых детей, всеми способами пытаются донести до окружающих, что парк в Дугинском районе - уникальное место, созданное столетия назад уникальными людьми.

Всю дорогу до Сычевского района Татьяна Васильевна рассказывает о бывших владельцах Дугино и создателях Дугинского парка – графах Паниных.

«Старший из братьев, Никита Панин, ставший первым владельцем Дугино в 1773 году, был дипломатом, наставником великого князя Павла Петровича и главой русской внешней политики в первой половине правления Екатерины II. Он же известен, как автор одного из первых в России конституционных проектов», - рассказывает Татьяна.

О том, что здесь начинался графский парк, теперь свидетельствуют только остатки кирпичной колонны. Фото: АиФ / Дарья Климова

Его младший брат, Петр Панин, которому перешло в наследство Дугино, известен, как сенатор и успешный военный командир, прославившийся в сражениях Семилетней войны. Он же командовал подавлением Пугачёвского восстания и пленением самого Пугачёва.

Громкие военные подвиги не мешали тихому увлечению Петра Ивановича садоводством. Известно, что посадкой редчайших деревьев и кустарников в парке занимались лично сами хозяева усадьбы с помощью известных лесоводов. Семена и саженцы братьям Паниным привозили со всего мира.

Последним владельцем Дугино, в конце 19-го века, был князь Мещерский, сочетавшийся браком с княгиней Паниной. Сам князь Мещерский был внуком легендарного Николая Карамзина – автора «Истории государства Российского». Известно, что внук перевез в имение на Смоленщине стол, за которым Николай Карамзин работал над «Историей государства Российского» (кстати, стол Карамзина сохранился до наших дней – сейчас его можно увидеть в пушкинском музее на Мойке).

Смоленская же усадьба Дугино, к сожалению, разрушена почти полностью. И только парк продолжает жить своей во всех смыслах растительной жизнью.

Большинство местных жителей даже не подозревают, что живут в уникальном парке. Фото: АиФ / Дарья Климова

Черная береза и самый толстый тополь в мире

«Вот, посмотрите, какие тут были раньше ворота на входе в парк. Теперь все разрушено», - показывает старые черно-белые фото наш проводник.

И вот мы в Дугино. При въезде на главную аллею нас встречают две живописные каменные развалины – бывшие ворота графского парка. Тут же неподалеку пристроились жилые домики. Правда, людей не видно. В соснах гуляет важный индюк, поругиваясь на снующих здесь же кур.

«А местные жители как относятся к тому, что живут в графском парке?» – спрашиваю я.

«Вряд ли они об этом знают», - смеется Татьяна Васильевна.

У женщины уже готов внушительный список уникальных деревьев и кустарников, более 70 видов, которые продолжают расти в парке. Если каменные строения рухнули под тяжестью лет, то растения продолжают спасать себя сами. И даже аллеи, которые когда-то были частью «регулярного французского парка» пытаются сохранить очертания, не смотря на обилие молодой поросли, валежника и прочих сорняков.

В заросшем парке еще можно узнать старые аллеи. Фото: АиФ / Дарья Климова

Пока мы ищем гордость парка – двухсотлетние деревья, можно насладиться уже почти дикой красотой этого места.

Продираемся сквозь заросли к какому-то разрушенному каменному мостику, который когда-то был частью «малой Венеции» - системы каналов, по которым на лодках катались владельцы и гости имения. Идем по живописно заросшему берегу речки Вазузы. Пробраться к нему поближе вряд ли удастся – никаких тропинок тут давно уже нет.

«Видите, как ту все заросло, - с горечью в голосе говорит Татьяна. – Тут бы сделать генеральную уборку. Повыкосить, повырубить, назначить смотрителя, который бы за всем приглядывал».

Я киваю, но про себя думаю о том, как очаровательна дикая красота бывшего графского парка. За все время наших хождений мы почти не встретили следов человеческого пребывания. Нет обычных бутылок, фантиков и бумажек, которые появляются во всех местах отдыха «любителей природы». Даже тропинок здесь почти нет. Только липы, клены, дубы и пихты, когда-то бывшие аллеями.

Многие деревья в графском парке по-настоящему уникальны - их саженцы Паниным привозили со всего света. Фото: АиФ / Дарья Климова

Татьяна и присоединившаяся к нам ее соратница Вера методично водят меня от «сокровища» к «сокровищу». Я последовательно обнимаюсь с дубами, стволы каждого из которых в обхвате составляют почти пять метров. Фотографируюсь с самым толстым тополем в мире. Канадский тополь еще помнит графов Паниных – ему около 200 лет, и за это время ствол его разросся вширь на восемь метров. Забираюсь на сахаристый клен - то самое дерево-памятник, благодаря которому активисты надеются привлечь внимание к парку.

В самом начале похода Татьяна Васильевна интригует меня тем, что еще в прошлом году в парке росла черная береза Шмидта. Считается, что ее древесину не берет никакой топор. Правда, меня старое дерево не дождалось – не далось топору, но упало от старости. Активисты надеются, что оно могло оставить молодые побеги, и черные березы еще появятся в парке.

От Зыкиной до Путина

Это сейчас в Смоленской области Дугинский парк известен в лучшем случае нескольким сотням человек, а в советское время и усадьба, и парк еще не были забыты. Татьяна Васильевна рассказывает, что в 60-е им заинтересовались «звезды» того времени. Приезжала комиссия, среди которой были известные космонавты, Людмила Зыкина. Хотели парк восстанавливать, но по каким-то причинам проект так и остался проектом.

200-летний клен-памятник. Фото: АиФ / Дарья Климова

Сейчас Татьяна Васильевна и ее единомышленники создали общественную организацию «Возрождение Дугино», которая для начала хочет привлечь добровольцев, чтобы просто убраться в парке. Работы – непочатый край. Уборки требуют 40 гектаров леса, в который успел превратиться парк. Добровольцам удалось организовать несколько субботников, но в последний раз им отказали власти Сычевского района – уборка мол, не требуется.

Впрочем, члены «Возрождения Дугино» руки не опускают. На днях они ждут студентов-биологов, которые проведут инвентаризацию сохранившихся в парке растений.

«Я уже всем писала, что надо возрождать наш Дугинский парк, и Путину, и губернатору», - говорит Татьяна Васильевна.

Впрочем, графский парк уже почти сто лет показывает, что умирать он и сам не собирается. Все также по берегам Вазузы растут серебристые ивы, шуршат листьями столетние дубы, и любой житель Дугино может укрыться под ветвями канадского четырехствольного клена, собственноручно посаженного одним из графов Паниных.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество