aif.ru counter
152

08.08.08. Глазами очевидца

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 32. АиФ - Смоленск 10/08/2012

«Смоленским коммунальщикам нет оправдания»

 

Накануне четвертой годовщины начала вооруженного конфликта в Южной Осетии и Абхазии корреспондент «АиФ - Смоленск» встретилась со смолянином, на чьих глазах в 2008 году творилась история новой, независимой Абхазии. Поэт и журналист Семен Пегов уже три года живет и работает в Сухуме, приезжая в родной Смоленск пару раз в год.

 

«На границе с Грузией стояла гробовая тишина»

 

- Расскажи, как ты оказался в Абхазии в столь тревожное время?

- С нами училась девушка родом из Сухума — сейчас это довольно известный абхазский журналист Марианна Котова. После получения дипломов она предложила всем поехать в гости к ее бабушке и дедушке в Сухум. Понятно было, что нас раскидает судьба, кто-то собирался остаться в Смоленске, кто-то — покорять Москву, и хотелось, чтобы последний совместный отдых запомнился. Так получилось, что наша поездка совпала с известными событиями «08.08.08», когда, собственно, и начался вооруженный конфликт между Осетией и Грузией. Мы приехали уже 14-го числа, но родители все равно не хотели нас отпускать. Конечно, основные боевые действия были не в Абхазии, а в Южной Осетии, но и в Сухуме обстановка оставалась напряженной. Было введено «чрезвычайное положение», а горную часть страны, в частности Кодорское ущелье, абхазские военные освобождали от грузин. Все это произвело на меня неизгладимое впечатление. Перед отъездом я пришел на местный телеканал и узнал, возможно ли мне приехать сюда работать. Сразу же сделал репортаж с пресс-конференции, на которой представители мусульманской общины Абхазии обращались ко всему исламскому миру с просьбой поддержать решение России и признать независимость республики. Через какое-то время со мной связались и сообщили, что ждут. Через полгода после событий августа 2008-го я переехал в Абхазию.

- Знаю, что ваша компания стала очевидцем развязки событий в Абхазии...

- Действительно, 26 августа мы стали свидетелями исторического события, когда республика получила международное признание, в первую очередь, со стороны России. До сих пор эта дата широко празднуется каждый год, но в первый раз было что-то по-настоящему фееричное. Гуляли чуть ли не целую неделю. Я застал второй день празднеств. 26 августа находился на границе с Грузией. Там население в большей степени ориентировано именно на эту страну. Гальский район до сих пор считается неспокойным: даже в мирное время бывают грузинские диверсии. В этот день наша компания разделилась: кто-то остался в Сухуме, а несколько человек со мной поехали к знакомым. В столице, как нам рассказали друзья и как мы убедились на следующий день, царило какое-то сумасшествие, неописуемый восторг. В селе, где находились мы, на улицах стояла гробовая тишина. Когда ехали обратно, по мере приближения к Сухуму все больше ощущался праздник. В самом городе палили из автоматов в небо, по улицам разъезжали машины с русскими и абхазскими флагами.

 

«Мне не хватает Реадовки осенью»

- Семен, каждый год ты приезжаешь в Смоленск. Скучаешь по родному городу?

- Не могу сказать, что я скучаю по городу. Я скучаю по людям — родным и друзьям. Здесь много людей, с которыми до сих пор связана моя жизнь, даже на расстоянии. Мне не хватает Реадовки осенью (улыбается). В Смоленске хорошо пожить некоторое время. В этом году я задержался месяца на два. Первый месяц, конечно, все здорово — родные места. Потом все-таки какой-то отпечаток Смоленск начинает накладывать. Даже не знаю, как это объяснить. После одного месяца я начинаю ощущать какое-то давление, и настроение становится мрачным. Я не выношу для себя какой-то вердикт, не могу категорично заявить, где мне нравится больше. Я даже не уверен, что приму решение остаться в Абхазии навсегда. Для меня это, в первую очередь, богатый жизненный опыт. Многие люди в Абхазии существенно повлияли на мою жизнь, на мою творческую судьбу и как репортера, и как поэта. Когда я говорю «у нас», друзья часто не понимают, что имею в виду - «у нас в Смоленске» или «у нас в Абхазии».

- Где ты ощущаешь себя комфортнее?

- С уверенностью могу сказать, что в Абхазии я себя чувствую как минимум в большей безопасности, чем в Смоленске. При том что до сих пор это считается «горячей точкой», но если брать элементарный человеческий фактор, в сравнении со Смоленском все выглядит с точностью до наоборот. В Абхазии, если ты обычный гражданин, если ты сам не спровоцируешь конфликт, никто тебя просто так не тронет. За четыре года жизни в республике я стал в этом абсолютно уверен. А в Смоленске меня такие вещи пугают. Когда я пересекаю границу Абхазии и России, я понимаю, что в родном городе со мной может случиться все что угодно и от меня это никак не зависит. Я знаю, что незнакомые люди могут просто взять и избить человека ночью. Также я не очень доверяю нашей правоохранительной системе: у нас человека могут забрать просто потому, что кому-то захочется. В Абхазии это невозможно. Когда я приезжаю обратно, вздыхаю с облегчением. Конечно, на грузинской границе происходят неприятные вещи, я часто делаю об этом материалы. Но в Сухуме, в столице, идя ночью по любым улицам, спокоен и знаю, что никто просто так на меня не набросится.

- Прошло четыре года с тех пор, как ты попал в Абхазию, и вот уже три года ты, в основном, живешь там. Как, по твоим ощущениям, меняется Смоленск?

- Становится меньше знакомых лиц. Наверное, люди моего поколения или моего круга общения либо попереженились и теперь сидят дома, либо разъехались по другим городам. Раньше, когда я шел по Октябрьской революции, это было непрекращающееся «здорованье» с людьми. Вроде бы идет подготовка к юбилею... Очень мне нравятся новые оранжевые трамваи. Еще я заметил, появились большие супермаркеты. В Абхазии лишь недавно появился первый большой супермаркет, и это было целое событие. Если представить обычный абхазский магазин, то это такой магазин из 90-х, в хорошем смысле этого слова. Ты приходишь, с тобой здоровается продавец, он тебя знает, он может дать тебе товар в кредит — деньги можно отдать после зарплаты. Для меня супермаркет до сих пор — это как музей или аттракцион — целое приключение. Но в целом мне не нравится эта культура общества потребления.

«Смоленские чиновники меня раздражают»

- Интересуешься смоленской политикой? Не так давно был назначен новый губернатор.

- О местной политике я знаю по рассказам смоленских друзей. Островского знаю лично: брал у него интервью гораздо раньше его назначения. Алексей Островский принимал непосредственное участие в деле признания Абхазии, насколько я помню, он тогда работал в Комитете стран СНГ в Госдуме. Алексей Владимирович не раз приезжал в Абхазию, в том числе по межкультурным вопросам. Тем не менее мне сложно оценить назначение Островского губернатором. Друзья — журналисты мне рассказывают, что пока он не особенно общается с прессой, это для меня скорее отрицательный момент. От предыдущего губернатора я не был в восторге: сильно уж комсомольский вид был у него.

Чиновники везде похожи. Первое время мне казалось, что абхазские чиновники — закрытые люди. Но все-таки они смелее смоленских: они не боятся высказать что-то довольно резкое. Для меня абхазские чиновники живее: с министром иностранных дел можно спокойно обсудить политику за чашкой кофе, случайно встретив его на набережной. Я плохо знаю смоленских чиновников, но они меня раздражают. Абхазские как минимум ближе к народу. Я, например, не представляю, чтобы тот же Алексей Островский сейчас присел на соседнюю лавочку, а к нему бы подошли поговорить простые смоляне. В Абхазии это в порядке вещей. К примеру, покойный Багапш, бывший президент, часто сидел на набережной и беседовал со стариками.

- Как в сравнении со Смоленском в Абхазии обстоят дела со сферой ЖКХ? Для Смоленска это больной вопрос.

- Не могу сказать, что в Абхазии нет проблем в сфере ЖКХ. Есть проблемы и с мусором, и с водой, как и в Смоленске. Люди жалуются, к нам на телевидение постоянно приходят с такими проблемами. Зато в Абхазии СМИ имеют реальное влияние на чиновников: иногда даже звонят и просят повременить с репортажем. Приятно осознавать, что твоя работа имеет реальный вес. Наша соотечественница Марианна Котова — настоящая гроза сферы ЖКХ Сухума. А по поводу моего коллеги даже шутят, что за ним коммунальщики ходят по пятам и исправляют все, что он снимает. Но все-таки в этой республике была война, и абхазским коммунальщикам действительно тяжело, их можно как-то оправдать. У их смоленских коллег, по-моему, нет оправдания.

Ксения МАТВЕЕВА

 

Справка

Семен Пегов родился в Смоленске в 1985 году, учился в Смоленской вальдорфской школе. Получил диплом журналиста, закончив СмолГУ. Будучи поэтом, является воспитанником смоленской литературной студии «Персона». Работал корреспондентом ГТРК «Смоленск», затем — редактором арт-журнала «Биг Маг». В 2009 году переехал в Абхазию. В настоящее время работает корреспондентом на канале «Абаза ТВ», корреспондентом Кавказского отделения «Радио Свобода». Является внештатным корреспондентом журнала «Русский репортер» и информационного агентства Reuters.

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество