aif.ru counter
243

Инара Багирова: «Смоленские фаерщики вынуждены таиться во тьме»

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 46. АиФ-Смоленск 14/11/2012
Фото: из личного архива гостя номера.

Девушка яркой наружности с не менее яркими именем и фамилией - Инара Багирова - жонглирует огнем чуть более года: 4 ноября 2011-го она присоединилась к уникальной для Смоленска труппе. Театр уличного искусства  Sub Rosa, единственный в нашем городе, изначально и создавался как театр огня. И несмотря на то что спустя время ребята расширили свою деятельность, огонь по-прежнему занимает в ней одно из самых важных мест.

«Огонь меня заворожил»

- Инара, как получилось, что ты стала «заигрывать» с огнем в прямом смысле этого слова?
- Как и все важное в моей жизни, это вышло случайно. Однажды мы с подругой решились на нечто экстремальное - переночевать на крепостной стене, а заодно посмотреть, как «крутят» фаерщики, ее знакомые. Что такое фаер, я представляла весьма смутно, только по фотографиям; было любопытно и интересно. Увиденное меня заворожило, но тогда еще не могла подумать, что когда-нибудь сама буду в этом участвовать. В ту ночь я и познакомилась с театром Sub Rosa. Сначала просто ходила на их тренировки и выступления, восхищенно наблюдала. Потом поехала вместе с ними в детский дом в Прудки в качестве волонтера, что ли. У ребят как раз не было человека на финальный выход, вот и попросили меня ленточку «покрутить» (один из снарядов фаерщиков. - Прим. авт.). Это стало моим «боевым крещением» в театре. А вскоре я уже начала тренироваться как участник команды.
- Ленточка - это вроде инвентаря для «чайников»? Ее всем новичкам выдают?
- В тот раз выбор был случайным. Ну, и ее мне, конечно же, было проще крутить, здесь ведь не нужно специальных навыков. А вообще новичку предлагается самому выбрать то, что ему нравится, любой инвентарь, и уже тогда он начинает разучивать элементы на своем инструменте. Вот мне, допустим, сразу приглянулся меч, с ним я в основном и занимаюсь сейчас. Базовым инструментом для всех можно назвать пои - парный инвентарь для жонглирования. Это либо фитили на цепях для фаера, либо шары на веревках. Им первоначально учатся практически все новички. Кто-то остается поистером, кто-то переходит на другое.
- Не показалось ли тебе это занятие опасным? В каких отношениях с огнем ты была до этого?
- Начнем с того, что сразу мне бы огонь никто не доверил. Все новички сначала учатся обращаться с тренировочным инвентарем, а уж потом «обжигаются». Техника безопасности - это святое. Я же всегда любила эту жаркую стихию. А Sub Rosa как раз-таки огонь не укрощает, она с ним дружит. Вот и мне захотелось подружиться. Но сначала, конечно, я сомневалась и боялась: со стороны зрелище красивое, но получится ли у тебя так? Когда впервые «покрутила» огонь, с удивлением обнаружила, что не боюсь. Оказалось, в процессе мне  спокойно, а само занятие - по душе. Кстати, пока даже ни одного ожога не было! Вроде бы. (Смеется.)

«Кручу ручки, вилки, зонтики»

- Как вообще обстоят дела со сферой фаер-шоу в Смоленске? Много ли конкурентов?
- На данный момент фаерщиков в Смоленске довольно много. Честно говоря, я не могу сказать, как давно этот вид искусства стал развиваться в нашем городе, однако в последние пару лет, на мой взгляд, фаер стал здесь очень популярен. Теперь мало кто удивится людям с «разными странными палками и цепями». Команд становится больше, но для нас проблема конкуренции не столь остра, поскольку Sub Rosa - это театр уличного искусства, а не только огня. Мы работаем и с диодной техникой, и устраиваем различные представления и перформансы, где огонь может быть не задействован или же сочетается с другими номерами, «без дымка».
- На твой взгляд, можно ли на сегодняшний день прожить в Смоленске, занимаясь только фаер-шоу или выступая с театром уличного искусства?
- Я, конечно, знаю людей, которые зарабатывают, выступая на заказах - свадьбах, праздниках и так далее. Но прожить только этим, увы, нельзя, тем более в Смоленске. Конкуренция играет свою роль, плюс заработок в основном будет невелик, даже если на него претендуют настоящие профессиональны. Те, кто желает достичь большего уровня, здесь не останутся. А в Смоленске фаер - это скорее увлечение, порой приносящее доход. Лично у меня никогда не было цели этим заработать. Я просто делаю то, что мне нравится, самосовершенствуюсь.
- Есть ли какая-то смоленская специфика в этой области?
- Мне пока не с чем сравнивать. Для меня всегда останется главной спецификой то, что с огнем нужно тренироваться там, где нет жилого сектора. Чтобы кто-нибудь ненароком не вызвал полицию. Поэтому приходится таиться во тьме. Мы для этого чаще всего используем «Виражи» или заброшенный авиазавод.
- С той же полицией, к слову, не бывает проблем?
- Пока что обходилось без эксцессов. С полицией за время моего участия не сталкивались. Комичных ситуаций на тренировках бывает много. Всего и не упомнишь. Смешно уже то, что после жонглирования начинаешь крутить все, что под руку попадется: ручки, карандаши, вилки, ложки и даже зонтики. Как оказалось, ими вполне можно крутить три бита.

Фитиль в конце тоннеля

- А как родные воспринимают такое потенциально опасное увлечение?
- Все в семье к этому относятся по-разному. Кто-то рад, что я занимаюсь саморазвитием, кто-то против, потому что это опасно. Бабушка моя просто считает это какой-то новомодной ерундой, мол, делать мне больше нечего. Для всей семьи мое занятие - некое странное хобби. Для меня же это нечто более серьезное.
- Для тебя, для команды, для фаерщиков вообще это спорт или что-то другое?
- Для нас это прежде всего искусство. Здесь важно все: от технической составляющей до актерского мастерства, если хотите. Мы ведь не просто выходим, крутим и уходим. Ставятся программы, наш «глава» Артем пишет сценарии, где прорабатывается каждый персонаж, каждый образ, зачастую они подбираются индивидуально. Далее - подготовка, репетиции, костюмы, инвентарь, декорации. И главное, ребята все делают сами. Стоит отметить, что в Смоленске подобного еще точно никогда не было. Мы не совсем фаерщики, мы больше к цирку склоняемся, только без клоунов. Почему-то у большинства цирк ассоциируется именно с клоунами, а не с теми же акробатами и жонглерами. А жаль.
- И последнее. Ваша фаер-тусовка - это аполитичное сообщество? За местной политикой следите, обсуждаете что-то?
- Как это ни прискорбно, мы какие-то совсем аполитичные, а может, это и к лучшему. Приходя на тренировку, все бытовые вопросы хочется оставить позади. Мне лично всегда нравилось то, что это помогает отвлечься от всего «земного» и ловить своего рода кайф. Я ведь тоже не всегда была уверена, что это занятие однозначно мое... сомнений хватало. Но мне оно однажды помогло, как бы пафосно это ни звучало, вернуться к жизни. А смысл жизни каждый находит по-своему. У кого-то свет в конце тоннеля, а у кого-то - горящий кевларовый фитиль.

Досье

Инара Багирова родилась 12 апреля 1989 года в поселке Екимовичи Рославльского района Смоленской области. В 2007 году окончила среднюю школу с серебряной медалью, а в 2012-м получила диплом СмолГУ по специальности «Журналистика». С ноября 2011 года - член труппы театра уличного искусства Sub Rosa.



Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах