aif.ru counter
11030

Незаживающая рана. История матери погибшего «афганца», предсказавшей Чечню

Виктория Волович за работой.
Виктория Волович за работой. © / Фото: Александр Губарев / АиФ

В смоленском историческом музее есть один необычный и вместе с тем символичный экспонат. Это - обагренный кровью камень, привезенный из Афганистана. Он много значит для тех, кто воевал, и еще больше для тех, кто не дождался своих близких с этой необъявленной войны. 

Особо дорог он для троих человек, чью жизнь спас гвардии старший лейтенант Валерий Волович и, конечно, для родных героя: это его кровь осталась на камне. 

С матерью Валерия, Викторией Семеновной, в свое время встречалась лауреат Нобелевской премии по литературе Светлана Алексиевич. Фрагменты их встреч и воспоминания матери офицера вошли в известную книгу автора «Цинковые мальчики». Тем, о ком писала Алексиевич, Виктория Волович посвятила всю свою жизнь.

Материнский реквием

В память о друге-офицере шестеро бойцов и однополчанка, видевшие своими глазами афганское пекло, назвали своих дочерей и сыновей Валериями и Валерами. Мальчишки, говорят, вышли статными, красивыми и высокими -  именно таким парнем и был Валера Волович, погибший при исполнении служебного долга в Афгане в июле 1985 года. В честь дяди нарекли и племянника, родившегося после войны.

«Камень, облитый кровью» – такое название носит и книга-реквием, вышедшая через десять лет после гибели Валерия. Ее составитель – мама погибшего офицера, Виктория Волович, ныне председатель смоленской областной организации семей военнослужащих, погибших в Афганистане, Чечне и Дагестане, - «Черного тюльпана». «Черным тюльпаном» называли самолет Ан-12, развозивший «груз 200» с территории Афганистана. Он привез на родину и тело ее мальчика.

Как сказано в предисловии, «книга – о боли и страдании, о крике, который вырвался из материнской груди…». Боль, страдания и слезы стали вечными спутниками Виктории Семеновны. Но сильная женщина научилась с ними существовать. Смысл ее жизни сегодня - в работе, в бесконечной заботе и беспокойстве о родных, в книгах, которые пишет по ночам, в архивах и дневниках и воспоминаниях, ставших летописями милосердия. Все годы после гибели сына она отдает себя общественной деятельности и ее хорошо знают не только на Смоленщине. Она принимает участие в мероприятиях, посвященных «афганским» проблемам, держит связь с родителями, потерявшими детей в Афгане, и провожает в последний путь тех, кто уходит из этого мира к своим сыновьям. 

«Моя миссия, - говорит Виктория Семеновна, - сделать так, чтобы отношение к памяти погибших было достойным. Также как и к их семьям». 

Жена офицера и мать офицера - обоих своих любимых мужчин Виктория Семеновна потеряла одного за другим.
Жена офицера и мать офицера - обоих своих любимых мужчин Виктория Семеновна потеряла одного за другим. Фото: АиФ/ Александр Губарев

Это ее стараниями удалось добиться назначения соцвыплаты родителям и вдовам воинов, погибших в Афганистане, а с 1995 года – и тех, кто пал в Чечне, добиться установки памятника афганцам в сквере у Дома офицеров и плиты с фамилиями погибших. И на это ушло несколько лет. Это благодаря ее хлопотами 11 семей павших воинов-смолян получили квартиры, еще одну – выдали многодетному отцу-афганцу. 

Память в пяти томах 

Испытания в прямом смысле слова ждали женщину едва ли не с рождения. Виктория Волович родилась в 1940 году. Отец погиб под Сталинградом, отчим освобождал Ельню, воевал под Смоленском. Родилась в Иркутске, жила в Ленинграде. «Я питерская», - говорит она о себе. Потом был иркутский специализированный  институт иностранных языков, замужество и бесконечные переезды вслед за мужем-офицером – Белоруссия, Урал, Узбекистан. В Полоцке родился сын, в Смоленске - дочь. Смоленск стал ее родным домом, где она была так счастлива и так несчастна. 

Мужа Геннадия она потеряла вслед за сыном. Здоровье мужчины было подорвано трагедией. «Замуж я вышла за красавца офицера. Он меня увидел и чуть ли не сразу позвал замуж. Я с ним стеснялась на офицерские вечера ходить - он же намного выше меня. Но не пишите обо мне много, лучше о них…», - скромно просит меня Виктория Семеновна.

Еще в 1990 году, выступая на слете солдатских матерей, Виктория Волович предрекла новую войну

Виктория Волович - автор четырех книг. Сейчас готовится к выходу пятая - «А завтра была Чечня». Еще в 1990 году, выступая на слете солдатских матерей, она предрекла новую войну. 

«Люди! Обратите внимание на маленькие костры - Таджикистан, Приднестровье и Кавказ, как бы они не обернулись большим костром войны»,  - эти слова оказались пророчеством. 

В чеченской кампании погибло 115 смоленских ребят, почти сколько же, сколько и в Афганистане, откуда не вернулись 106 бойцов. Четверо «чеченцев» пропали без вести. Останки двоих потом нашли. И в многочисленных поездках по поиску пропавших также принимала участие Виктория Волович. Имена павших будут увековечены в труде, который скоро увидит свет.

А шесть лет назад под ее авторством вышла книга, посвященная не вернувшимся с войны воинам-афганцам, уроженцам Смоленской области - «Книга памяти: Афганистан». О каждом - несколько строчек, в которых уместилась биография парней, отдавших жизнь за чужую им землю: родился, учился, призван, ранен, убит, похоронен. И черно-белые фото: красивые открытые молодые лица - многим из них на момент гибели не было еще и 20 лет.

Воспоминания о любимых - все, что осталось женщине.
Воспоминания о любимых - все, что осталось женщине. В  рамке - фото сына, Валерия Воловича. Фото: АиФ/ Александр Губарев

Вот лишь некоторые из историй, которые невозможно читать без комка в горле.

«Владислав Степанян. Тайком писал стихи. Перед призывом женился. За две недели до его гибели четырехлетняя сестричка подошла к его жене и сказала: «Ленка, твоего Владика убьют злые дяди, но ты не плачь!».

«Сергей Федотов. Последние письма родные получили за несколько часов до страшного известия – из военкомата пришли люди в форме и сообщили о том, что Сергея убили, и тут же занесли гроб».

«Сергей Смирнов. Единственный сын в семье. Была у него страсть – путешествия. Садился утром на мотоцикл и летел в другой город, а к вечеру – домой. После него осталась самодельная карта, где он отмечал, в каком городе удалось побывать. Был смертельно ранен  в бою в августе 1981-го, пробыв в Афгане всего месяц».  

«Сергей Исаченков. При выполнении боевого задания на перевале Саланг в марте 1987 год в составе группы воинов инженерно-саперной роты попал под обстрел. Во время завязавшегося боя  от взрывов мин и гранат с горы хлынул селевой поток, которым рядовой был сброшен в пропасть».

А вот что одна из мам вспоминает о своем сыне - Юре Ильине, ценой собственной жизни спасшем раненого водителя БТР и получившем смертельное ранение в том бою: «В последнем письме домой писал: «Я так хочу видеть вас, мои родненькие, хоть одним глазком». После юбилея 12 дней отвела война моему Юре. Двадцать лет и 12 дней – вот возраст весны, за которой никогда не наступит лето».

Помню, как в ноябре 1984-го он в первый раз приехал оттуда. Не худой, а тощий. С жаром говорил о своем долге, о том, как жалко афганских детей и что страна бедная. В мае 1985-го приехал весь седой. Это в 24 года! Все больше молчал и мог целыми днями играть на пианино афганские песни. О святом долге уже не говорил. Улетел обратно, чтобы через семь недель вернуться в цинковой парадке

«Мамочка, я скоро вернусь...»

Виктория Семеновна вспоминала: «Мой сын погиб 7 июля 1985 года в горах Шинданта. Помню, как в ноябре 1984-го он в первый раз приехал оттуда. Не худой, а тощий. С жаром говорил о своем долге, о том, как жалко афганских детей и что страна бедная. В мае 1985-го приехал весь седой. Это в 24 года! Все больше молчал и мог целыми днями играть на пианино афганские песни. О святом долге уже не говорил. Улетел обратно, чтобы через семь недель вернуться в цинковой парадке. «Черный тюльпан» приземлялся в смоленском аэропорту, а я на работе читала последнее (еще ничего не подозревая) письмо сына: «Мамочка, я скоро вернусь...».  

После гибели сына Виктория Семеновна долго не могла прийти в себя, целыми днями сидела на кладбище, у могилы, и даже подумывала взять мальчонку из детского дома, но непременно такого, чтобы на Валеру был похож. А как-то зашла в церковь, испросить совета у батюшки. Тот поинтересовался, был ли крещен ее сын. Виктория Семеновна покачала головой – нет. Батюшка пояснил, что это плохо и молитвы к нему не дойдут. У матери вырвалось: она обязательно его окрестит – любовью и своими муками.

- Виктория Семеновна, неужели не было возможности не пустить сына в Афганистан, - аккуратно спрашиваю я, - ведь вы занимали немалые должности и долгие годы защищали государственные интересы, находясь в загранкомандировках.

- Я его тоже однажды спросила об этом: может, я похлопочу? Он ответил: «Я перестану тебя уважать. Мы же из династии военных...».

Всю свою жизнь Виктория Семеновна посвятила помощи родным погибших солдат.
Всю свою жизнь Виктория Семеновна посвятила помощи родным погибших солдат. Фото: АиФ/ Александр Губарев

Валерий Волович окончил 17-ю школу Смоленска, которая теперь носит его имя, а в 1982 году - Смоленское высшее зенитно-ракетное инженерное училище, и был направлен для прохождения службы в группу советский войск в Германии. В республике Афганистан – с 7 мая 1984.  За мужество и отвагу награжден орденом Красной звезды (посмертно), в 1989-м - медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа…» Память об офицере увековечена в музее революции Петербурга, в Смоленском музее Великой Отечественной войны. 

«Было предзнаменование, - говорит Виктория Волович. - Пришли проводить сына в Афганистан молодые офицеры. Только сели за стол, как вдруг с шумом что-то залетело из кухни в зал, где мы сидели. Над нашими головами пролетел большой черный ворон и ударился о занавеску на окне. Повернул и вылетел из зала в коридор, на кухню и в форточку. Я с ужасом посмотрела на сыночка».

А за несколько дней до гибели Валерий приходил к матери - толи во сне, толи наяву. Виктория Семеновна вспоминает, как рано утром увидела его, загорелого и седого, словно выходящего из комнаты и окаменела. Так повторялось трижды. А в день, когда его убили, в гостиной на пол упала висевшая много лет на стене картина.   

Но мать не хотела верить в эти знаки, ведь сын обещал ей вернуться. Одно из писем Валерия, что сегодня бережно хранит Виктория Семеновна – тоже об этом. 

«Вот и наступил Новый 1985 год, что он нам принесет нового - мы не знаем, но хочется верить, что ничего сверхплохого не принесет, а главное, что главное, что следующий – 1986- й - год моей замены. Мамочка, как твое здоровье? Береги себя, дорогая наша, крепко целую и обнимаю», - писал офицер. 

«Не нужно было посылать туда наших парней, - заключает Виктория Волович. - Зачем? Это неизвестная нам страна со своими традициями, обычаями. Еще Александр Македонский говорил: «Афганистан можно пройти, но нельзя завоевать...» А помните, как Андрей Сахаров протестовал против ввода советских войск? Та война не принесла нашей стране ни почести, ни славы. И для родных погибших не закончилась с выводом советских войск. Она остается кровоточащей раной, которую даже время исцелить не в состоянии».

Смотрите также:

Оставить комментарий (2)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах