aif.ru counter
1066

«Я не люблю сказки. Причем очень не люблю». Умер лидер группы «КиШ» Михаил Горшенев

Сюжет Спецпроект «Рок-клуб SMOL.AIF.RU»
Фото: Яна Маркевич

В ночь с 18 на 19 июля не стало Михаила Горшенева. «С прискорбием вынуждены сообщить, что Михаил Горшенёв скоропостижно скончался в ночь с 18 на 19 июля в своём доме в Петербурге. Все заявленные выступления группы отменяются. Подробности будут опубликованы позднее», - такое сообщение появилось в официальном Твиттере коллектива. 

18 мая этого года состоялся последний концерт «КиШ» в Смоленске. Горшок не пожелал на этот раз общаться с прессой. Но в Смоленске «Король и Шут» бывали не раз, и в мае 2012 года корреспонденту «АиФ-Смоленск» удалось побеседовать с Михаилом. 

Высоченный, почти двухметровый, темные с проседью волосы. Тезка Лермонтова — тоже Михаил Юрьевич — оказался приветлив и приятен в общении. Правда, попросил пропустить вопрос о творчестве своего бывшего соратника Андрея Князева. Скромно одетый кареглазый Михаил, которого вне сцены как-то странно было называть Горшком, посвятил корреспонденту «АиФ-Смоленск» свой перекур. Правда, оказавшуюся в руках сигарету так и не зажег за время беседы.

«Я хотел бы родиться в Средневековье»

Ксения Матвеева, «АиФ-Смоленск»: Много лет центральное место в вашем творчестве занимает мрачная эстетика...

Михаил Горшенев: Я хотел бы родиться в Средневековье. Или, может быть, в ту эпоху, которая связана с переселением в Америку. Создание нового народа — вот это мне интересно. Еще до революции, когда Америка была всего лишь английской колонией... эти времена мне нравятся, да. Как и мрачная эстетика, они притягивают меня своей неопределенностью.

Михаил называл Смоленск одним из родных городов. Фото: Яна Маркевич

Если говорить о России... Когда пришло православие, все стало как-то... предрешено. Вот в чем дело. А до этого времени история - более захватывающая и более страшная. Поэтому и мои герои в реальности не существуют. Это изначально фэнтезийные персонажи, они заставляют пофантазировать и представить хотя бы того самого колдуна. Я уже говорил, что, как ни печально, я — атеист. Я не верю в Бога. Я не люблю сказки. Причем очень не люблю. Если люблю, то исключительно скандинавские сказки, мифологию. Возможно, это плохо, но я считаю, что и Библия — сказка на самом деле. Однако, скажем так, эти сказки мне интересны. Главное, чтобы история, сказка рассказывали о древнем мире.

Вообще, сказка — это разноплановая тема. Вот есть русские народные сказки — я их просто терпеть не могу. Сказки про Иванушку-дурачка и все такое, про Курочку Рябу — ведь люди склонны это называть сказкой. Другое дело сказка «Властелин колец» Толкиена. Есть разница. Сказки Пушкина? Конечно, он хорошо их сложил — в плане текстовом. Но все-таки любые восточнославянские сюжеты — это не мое. Другое дело, если в них есть мертвецы и ведьмы. Впрочем, их никогда не считали сказками в полной мере. Даже в сборнике Афанасьева такие сюжеты в отдельном разделе — они относятся к дохристианской эпохе Руси. Хотя на основе подобных сказаний Николай Гоголь написал повесть «Вий».

                                                                         
Фотогалерея
Памяти Михаила Горшенева

К.М.: Поделитесь планами по поводу записи тяжелого, хардкорного альбома.

М.Г.:  Я уже не дождусь, когда мы это будем делать. Начнем, как только разберемся с театром. (Осенью 2012 года увидела свет зонг-опера «Суинни Тодд», главную роль в которой исполнил Михаил Горшенев. — Прим.авт.) Сейчас идет подготовка, причем в дикой спешке. Надеюсь, что к осени будет презентация. Не альбомов, конечно, альбомов мы много написали. Музыка уже вот здесь, на самом деле... (Смеется, прикладывая руку к горлу.) Мы очень много занимались музыкой, и хочется теперь поиграть театрально. Я долго к этому шел... Все-таки рок-сцена предполагает общение с публикой, а театр — со своим партнером. Все происходит, когда ты на сцене, и иногда ты даже не замечаешь публику. Все происходит по-другому, и для меня это что-то новое.

«Ненавижу клубный футбол»

К.М.: Есть ли, по-Вашему, будущее у русского панк-рока?

М.Г.: Если у панк-рока вообще оно есть, то и у русского тоже. К русскому панк-року я отношусь получше, чем к русскому року вообще. Надо проводить как можно больше фестивалей — тогда это будет настоящая победа рок-н-ролла. Причем здорово, чтобы русские и западные музыканты выступали на одних площадках, вместе. Вот недавно мы выступали в Финляндии. Было хорошо. Правда, было много финских скинхедов — лысые все. Зато после выступления к нам подходили финские металлисты и говорили: «Круто!». Не могу не отметить наш апрельский концерт в «Лужниках». Впечатления остались прекрасные, особенно всем понравилась наша панорама — видео, свет, звук. У нас такого звука не было. Вспомнить старые концерты, хотя бы «Мертвого анархиста» в 2002 году — это был вообще... не звук. Голимый звук, все погано (смеется). Там еще и скинхеды были. С другой стороны, может быть, было угарней. Публика была хорошая, эмоции были, но я не оцениваю концерт по публике.

В Смоленске у «КиШ» - множество поклонников. Фото: Яна Маркевич

К.М.: Как относитесь к спорту? За кого болеете?

М.Г.: Ненавижу клубный футбол. Люблю только чемпионаты — Европы, мира. Просто не понимаю смысла этих легионерских соревнований. Вот раньше, когда я был молодой, был «Зенит», и это была питерская команда. А сейчас — хорошо, если половина питерцев, а половина — легионеров. И все равно все играют конкретно ради бабла. Мне это не интересно. Хоккей интересует меня больше. Я знаю, кто будет чемпионом. Россия будет чемпионом. («Предсказание» сбылось: уже на следующий день, 20 мая 2012 года, сборная России по хоккею выиграла в финале Чемпионата мира — прим. автора)

«Россия стала Иисусом Христом для Запада»

К.М: С Интернетом, социальными сетями Вы в каких отношениях?

М.Г.: Благодаря Интернету скоро настанет хана дискам, хана звукозаписывающим компаниям. Все уйдет, останется только он один — Интернет. Конечно, будет какая-то защита — на Западе уже давно такую придумали. Торговать будут альбомами через Интернет. Правда, я пока себе это слабо представляю. На Западе давно пробита эта дорожка, а у нас только-только начинается. Лично я никогда не буду пользоваться всякими «фигсбуками» - никогда! На страницы группы иногда захожу, просто потому что приходится.

А вообще... я плохо отношусь к социальным сетям и к самому Интернету. Я по телефону-то разговаривать не люблю, потому что не вижу того, с кем разговариваю, не вижу эмоций собеседника. Вот была такая тема как раз перед концертом в «Лужниках»... как это называется-то? Прямое включение? В общем, тебя никто не видит, ты никого не видишь, а просто сидишь и разговариваешь с компьютером. А там вопросов сто, и их постоянно пишут; нужно выбирать, которые тебе больше нравятся, и отвечать на них. Кроме того, что там полно всякой фигни, так еще и сама картинка дебильная. Как представишь: сидишь и разговариваешь с неодушевленным предметом...

Все концерты группы отменены. Фото: Яна Маркевич

К.М.: Что думаете о Западе, западной цивиллизации?

М.Г.: Запад уже в той стадии, где великая революция потерпела не то что большой крах, она вернулась к своему дебильному Средневековью. То есть вернулось все, против чего боролись. Что скажешь? Капиталистические страны... Как ни странно, они почти социалистические. Для них, может, Россия послужила определенным примером — вроде Иисуса Христа. Если взять любое европейское общество, оно реально уже стоит на пороге социализма. Это парадокс, потому что ведь это страны капиталистические. Люди на Западе друг другу доверяют — вот в чем дело.

Что же касается России — положение очень печальное. Столько людей в свое время полегло, и все зря. Мы снова стали дикими. Возвратились к Средневековью. Мы всегда смотрели на Запад — вспомните Петра Первого... Я могу сказать, против кого я был бы всегда и в любом случае: для меня главное, чтобы к власти не пришли большевики или нацисты. Все остальное — как вода... я же анархист. Вот если бы появилась в России нормальная неокоммунистическая партия — этого бы я хотел. Потому что современная компартия — это ходячий мавзолей, я вообще не понимаю, зачем и кому она нужна... Музыкант может участвовать в политике, в общественной жизни, если он этого хочет. Это тоже форма выражения творческого человека. Хочет человек - пусть участвует, но я бы никогда не стал.

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах