aif.ru counter
74

Сколько штампов необходимо смоленским призывникам?

Фото Михаила Ефимкина

Смоленск, 27 ноября – АиФ-Смоленск. Как оказывается, успешно пройденное обследование в поликлинике, это еще не конец приключений призывника. Неправильно составленный акт обследования может стать причиной для выяснения отношений между военкоматом и поликлиникой.

Как попасть на прием?

Обследование корреспондента «АиФ-Смоленск» растянулось более чем на месяц. После суточного мониторинга давления пробором «холтер», названным так по имени американского ученого, который его изобрел, я отправился на финальный прием к кардиологу. Диагноз неприятно поразил меня – артериальная гипертензия (читай: гипертония - прим. авт.). Хотя, когда среднесуточное артериальное давление порой скачет выше собственного роста, это, в общем, не удивительно. Теперь оставалось самое главное – получить акт прохождения медицинского обследования у участкового терапевта. Но здесь возникли неожиданные трудности.

По прошлым походам в поликлинику я четко усвоил, что любое попадание в кабинет врача вне очереди раздражает и очередь, и врача, ритм работы которого сбивается. Рваться грудью на амбразуру – это не для лечебных учреждений. Традиционно в очередях в поликлинике сидят не здоровые люди, а инвалиды разных групп, пенсионеры, медработники, люди с бюллетенем, да призывники. Все они потенциально могут войти вне очереди, но чаще всего из них самих составляются длиннющие очереди.

Просидев полтора часа, я попал в кабинет, где услышал возмущенную реплику врача:

- Ничего я писать тебе сегодня не буду, там столько работы, а пришел ты поздно, приходи завтра, - сказала доктор. – И вообще, почему они (другие врачи – прим. авт.) повклеивали анализы в разных местах карточки, я ничего не вижу.

А как раз на следующий день я должен был явиться в военкомат с подписанными актами, поэтому начал волноваться, что просто не успею на медосвидетельствование и заседание призывной комиссии. Прием моего участкового врача начинался на следующий день только в полдень.

Одна смена с терапевтом

На завтра я явился на прием за полчаса, чтобы точно быть первым в очереди. Когда пришла врач, она выглядела гораздо приветливей, чем вчера.

- Вот боитесь вы все за свои карточки, а оставил бы мне вчера, я бы дома все разобрала, - сказала подобревшая Татьяна Александровна. – Тут же столько работы.

Написание акта действительно оказалось очень долгим процессом, каждые пять минут в дверь заглядывали нетерпеливые пациенты. У дверей дожидались те люди, болезни которых было гораздо тяжелее моих. Признаться, мне даже стало совестно, что я задерживаю инвалидов I группы, медработников и всех остальных. Однако, меня пересадили на кушетку начался, как я определил это, «параллельный прием». Пожилой доктор работала практически за троих.

В итоге в кабинете терапевта я просидел около четырех часов, то есть почти все время, отведенное для приема пациентов. За это время мне пришлось много раз закрывать глаза и отворачиваться, я насмотрелся на самых разных больных, узнал, сколько случаев онкологии выявлено на участке за последний месяц, что раздражает врачей в пациентах, а также о всех тяготах наполненной стрессом врачебной жизни, которая заставляет их думать об увольнении с работы примерно три раза за два часа. Доктор даже извинилась передо мной за чрезвычайную экспрессивность выражения своих эмоций.

Потом меня долго водили по кабинетам, в которые я не заходил, но после них на моем акте появлялись дополнительные подписи и печати. Заполнение акта заняло около пяти часов.

Я пришел в опустевший пятничный военкомат и объяснил причину своего отсутствия начальнику отделения военкомата по городу Смоленску Сергею Кравчуку, который приказал мне явиться на заседание призывной комиссии следующий вторник.

Негодник?

В очередной раз я пришел на комиссию со всеми необходимыми бумагами, но при сдаче документов обнаружилось, что на одном из актов не хватает углового штампа поликлиники. Пришлось сходить в лечебное учреждение, благо оно находится через дорогу, и только после этого проходить врачей. Заключение невропатолога и исследования головного мозга корреспондента «АиФ-Смоленск» не вызвало у врачей вопросов.  Мне написали: «годен к военной службе с незначительными ограничениями».

Но вот у терапевта пришлось задержаться. Гипертония вместе с ожирением второй степени («килограммов 10 лишку на себе ношу вприпрыжку», как спел однажды Сергей Трофимов) является серьезным препятствием на пути к прохождению воинской службы. Однако, заключение врача из поликлиники  призывную комиссию не удовлетворило, по их мнению там оказалось много ошибок.

  

Сначала в военкомате несколько часов выясняли, что и как там написано. а потом вызвали меня.

- Кто вам так написал это заключение? – возмущались сотрудники ведомства. – Не написано обоснование диагноза, и вообще весь акт заполнен неправильно. Во второй поликлинике никак не научатся правильно заполнять акты, с этим надо что-то делать.

В итоге, мне дали отсрочку на полгода, которую через две недели должна подтвердить областная призывная комиссия на Автозаводской.

- В течение полугода поликлиника должна всячески вас оздоравливать, чтобы призывная комиссия могла подтвердить или опровергнуть ваш диагноз, – сказал мне начальник отделения военкомата по городу Смоленску Сергей Кравчук.

А это значит, что «хождения по мукам» продолжается…

 

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах