aif.ru counter
772

Несладкая жизнь. Инвалид с бабушкой 15 лет живут в аварийном доме

Павел Прокопов / АиФ

Денис Бонченков из Смоленска родился со страшным диагнозом - «гидроцефалия», который в народе чаще называют водянкой головного мозга. Так вышло, что маму Денису заменила его родная бабушка. Родители мальчика спустя три года после его рождения написали заявление об отказе от ребенка и определили его в интернат. Можно долго гадать, почему было принято такое решение: сложность в уходе, личные переживания - речь не об этом. Куда важнее, что ребенок-инвалид со страшным диагнозом не остался один в этом мире — на помощь мальчику пришла родная бабушка, Татьяна Васильевна, которая усыновила ребенка. Но вот уже много лет им приходится жить в совершенно неприемлемых условиях.

«Все говорили, что он скоро умрет»

«Врачи регулярно пророчили нам, что Денис доживет только до пяти лет, потом - до семи, потом - до пятнадцати. Все говорили, что он скоро умрет, но, к счастью, мальчик живет. Ему уже 18 лет, - рассказывает Татьяна Васильевна, не сдерживая слез. - Я за ним ухаживаю и день, и ночь, только наш постоянный уход его спасает. Он почти необучаем, постоянно в подгузниках. На фоне гидроцефалии у него начались судороги, развились эпилепсия и ДЦП. Одно время он вроде и ходить начинал, но потом, вы видите, у него ножки вывернулись, и теперь он передвигается только на коленках».

Как признается Татьяна Васильевна, ухаживать за Денисом в его состоянии совсем непросто, особенно в тех условиях, в которых они проживают – 12-метровая комната в старом деревянном доме на двоих. Денис находится в специально оборудованном для него манеже, который занимает почти полкомнаты. Поэтому места в жилом помещении не хватает даже для того, чтобы здесь стояла инвалидная коляска мальчика. На вопрос о том, как удается справляться с коляской в комнате площадью 12 квадратных метров, Татьяна Васильевна отшучивается: мол, для этого, видимо, нужно получать отдельные права. Коляска в сложенном состоянии хранится под манежем, и, чтобы ее достать, необходимо половину вещей из комнаты переносить в прихожую.

Назад в интернат?

Среди всех этих хлопот немало времени и сил Татьяна Васильевна потратила на споры с различными инстанциями. Казалось бы, женщине, взявшей на себя такую ответственность, всегда должны идти навстречу. Но от историй, рассказанных ею, порой действительно сжимается сердце.

«В прошлом году, когда Денису исполнилось 18, я начала оформлять опекунство, подавала в суд, потому что его лишали дееспособности. Когда начала оформлять документы, то выяснилось, что мы живем в аварийном доме. Тогда мне заявили: всё, в таких условиях содержать мальчика нельзя, сдавайте его обратно в интернат. Я была в шоке от этих слов. 15 лет прошло, как я усыновила его, а теперь говорят «в интернат». Я лишь спросила в ответ, где они были все эти годы, ни разу не пришли ведь. По этому поводу я написала обращение в областную Думу, в итоге опеку оформили как положено».

Даже история с инвалидной коляской, которую в 2000 году Денису подарили представители немецкого города Хагена, побратима Смоленска, оказалась непростой. Когда пришло время подаренную коляску менять, Татьяне Васильевне заявили, что эту коляску нужно сдать в обмен. Но как так? Почему в обмен? По этому поводу женщина написала в Приемную Президента РФ.

«Там вопрос уладили. И эту коляску оставили, и другую дали. Ее я, к слову, не продала, а подарила онкобольной девочке. Правда, говорят, что она уже умерла», - рассказывает Татьяна Васильевна.

Очередь длиной в 15 лет

По словам жильцов старенького дома на улице Энгельса, еще в 90-х годах комиссия ставила ему аварийность около 70%. Как получилось, что за 20 с лишним лет показатель аварийности их дома увеличился только на четыре процента, никто не разберет. Татьяна Васильевна лично уверена, что вся их квартира держится только благодаря старой массивной печи, которая и служит своеобразной опорой.

«Жилищный вопрос - сегодня наша главная проблема, - рассказывает бабушка Дениса. - Я понимаю, что не одни мы испытываем жилищные трудности, таких, как мы, в Смоленске много. Но я 15 лет стою на льготной очереди. Сколько же нам еще ждать? Есть люди отзывчивые, которые помогали и помогают нам, я им безмерно благодарна. Но случается, натыкаешься на такой холод и безразличие, что не перестаешь поражаться. Хотя я за помощью обращаюсь в крайнем случае. По этому вопросу писала и в администрацию области, и в городскую администрацию. Единственное, что нам предложили, - временное жилье. Ну а какое временное жилье в нашем положении, о чем они говорят? В ответ пишут, что в очереди мы стоим такими-то, мол, ждите денег в бюджете. А что ждать? Это помощью называется? Нам приходят одни отписки».

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах