aif.ru counter
1019

Смоленская семья спасла двойняшек, но погрязла в долгах

Фото: Михаил Ефимкин

Смоленск, 14 декабря - АиФ-Смоленск  С недавнего времени демографическая политика стала одним из приоритетных направлений работы как в России в целом, так и в Смоленской области — региона, регулярно признаваемого неблагополучным по этому критерию.  

Материнский капитал, единовременные пособия, масштабная социальная реклама — масса средств сегодня должна работать на повышение престижа большой и дружной семьи. Русская православная церковь, в том числе и Смоленская и вяземская епархия, собираются проводить в женских консультациях «доабортное консультирование», чтобы уговаривать женщин оставить ребенка. Президент Владимир Путин в послании к Федеральному собранию даже сказал, что в каждой российской «ячейке общества» должно быть не менее трех детей.  

Однако история смоленской семьи Кудимовых, к счастью, завершившаяся благополучно, лучше любых чиновничьих проверок показывает истинное лицо местной демографической политики.

«Двойня? Одуреть!»

Большое семейство Кудимовых очаровывает буквально с порога: трехлетняя Лиля, похожая на кучерявого ангела, тут же познакомит вас с котом Риком, а ее шестилетняя сестренка Даша непременно сообщит, что учится играть на пианино. Папа Андрей, мама Ирина, бабушка, Лиля и Даша, ну и, конечно, кот Рик — недавно эта компания пополнилась близняшками Ритой и Витой. И, хотя сейчас почти ничего не напоминает о беде, буквально месяц назад жизни малюток угрожала серьезная опасность.

Несмотря на весьма скромный семейный доход (Андрей Кудимов — простой автослесарь) и «наличие» Даши и Лили, вся семья была очень рада ожидаемому прибавлению. Правда, вскоре уже опытная мама Ирина поняла, что третья по счету беременность протекает не совсем гладко.

- Поначалу врачи не определили, что у нас ожидается двойня, - рассказывает Ирина Кудимова. - Как-то я пришла к своему врачу, а ее в тот день замещала молоденькая девушка. Я пожаловалась ей на сильный токсикоз. Та огорошила меня вопросом: «А этот ребенок от того же мужчины, что и двое предыдущих?». Я ответила — разумеется, да — от мужа. «Странно, обычно третья беременность от отца детей протекает легче. Вы точно уверены, что ребенок от мужа?».

Такая бесцеремонность и неуважение поразили женщину, но, как оказалось, это были еще «цветочки». Когда на третьем месяце беременности живот Ирины достиг размеров, обычных для всех девяти, в женской консультации по месту жительства женщину укорили в лишнем весе и посоветовали сесть на диету. Когда выяснилось, что ребенок — на самом деле двойня, Ирине пришлось услышать еще много неприятных слов. «Одуреть!», - заявляли врачи в женской консультации. - «Вы же еще молодая, двое уже есть, зачем портить себе жизнь?». Интересовались: «А если бы Вы сразу знали, что двойня, сделали бы аборт?». Папу пугали: «Всю жизнь на одни колготки работать будете».

«В Смоленске это не лечится»

Несмотря на эту «атаку», семья ни минуты не колебалась, оставлять малышек или нет. Врачи не диагностировали истинную причину проблем — редкое заболевание, хотя один из его симптомов — многоводье — определили почти сразу. Решили — между двойняшками просто отсутствует перегородка. Предложили маму положить в больницу и лечить антибиотиками — чего, как выяснилось позже, делать было нельзя. По совету знакомого гинеколога Ирина решила обратиться в один из частных медицинских центров города.

Именно там будущим Рите и Вите поставили страшный диагноз: фето-фетальный трансфузионный синдром. Это означало, что у малышек сформировался общий круг кровообращения, и одна из них стала «донором» крови и питательных веществ для другой. Заболевание редкое — 10-15% от всех плодов-близнецов, и очень опасное — без вмешательства дети погибают.

- Мне сказали просто: «У нас в Смоленске это не лечится», - вспоминает Ирина. - Если у нас такое и выявляют, то часто детей не удается спасти. Необходимую операцию по удалению общих сосудов делают только в одном центре, в Санкт-Петербурге. Есть еще один врач в Москве, но он проводит операции на уровне эксперимента. Мы стали звонить в Питер — оказалось, в центр закрыт на ремонт до октября!

«Выкуп» за детей

Ждать до октября не представлялось возможным: разница в весе между двойняшками стремительно увеличивалась — до ста граммов за пару дней. Необходимые процедуры — УЗИ и доплерографию пришлось проходить в частном медцентре — после «чудес» диагностики в перинатальном центре рисковать было нельзя. Отчаявшись, Ирина и Андрей обратились к последнему средству — стали запоем читать все о своем диагнозе в Интернете. Ирина обратила внимание на случайно найденную статью — в ней толково и со знанием дела описывалась и болезнь, и методы лечения. Автором оказалась Венера Семенчук— заведующая обсервационным отделением из белорусского республиканского, то есть государственного, центра «Мать и дитя». 12 ноября Ирина приехала в Минск и легла на сохранение.

- Для белорусских женщин лечение в этом центре бесплатное, для россиянок, конечно, нет, - объясняет Ирина. - Однако нам пошли навстречу, приняли нас как срочных пациентов и приложили все усилия, чтобы спасти наших девочек.

- Меня просто поразил подход белорусских врачей, - вспоминает Андрей. - Несмотря на бедность, на маленькие зарплаты они считают, что дети — это счастье, что их должно быть много, что надо спасать каждого.

Операция прошла успешно, было удалено семь сосудов и три литра лишней жидкости. 23 ноября Ирине сделали кесарево сечение: девочки выровнялись в весе и появились на свет по 2,3 килограмма каждая. Правда, одна оказалась слабее, и ей пришлось пройти дополнительный курс. Когда жизни и здоровью любимой жены и двоих новорожденных дочек уже ничего не угрожало, Андрею пришлось столкнуться с более приземленными — финансовыми проблемами.

- Нам постоянно называли разные цифры, - вспоминает Андрей. - Сначала ориентировали на одну сумму, а потом оказалось, что за все мы должны заплатить порядка 120 тысяч наших рублей. Так получилось, что жена родом из Брянска, а я — из Владивостока, и здесь у нас практически никого нет. Счастье, что не подвели друзья семьи, нашлись люди, которые одолжили денег. Я выскреб буквально все, когда оказалось, что чтобы забрать детей домой, нужно еще почти 60 тысяч рублей...

«Это ваш выбор»

Кудимовым помогли белорусские врачи: нашли «лазейку» в договоре, которая скостила 30 тысяч рублей. «Выкупив» двойняшек, отец четверых детей до сих пор не может рассчитаться с долгами.

- Мы решили обратиться за помощью в департамент здравоохранения и к губернатору Смоленской области, написали обращения с просьбой оказать материальную помощь, - рассказывает Андрей. - Владимир Степченков, начальник департамента, удивился, что в наших клиниках могут быть такие проблемы с оборудованием и персоналом. В общем, я дождался только похвалы — мол, вы молодцы, спасли детей. А насчет материальной помощи — дескать, это же был ваш выбор...

Практически то же самое сказали и корреспонденту «АиФ-Смоленск» в областном департаменте здравоохранения.

- Эта патология крайне редко встречается, - комментирует ситуацию Ирина Майорова, главный специалист отдела оказания медицинской помощи детям и службы родовспоможения, главный акушер-гинеколог Смоленской области. - Муж этой женщины обратился к начальнику нашего департамента здравоохранения Владимиру Степченкову уже после проведения операции и курса лечения в белорусском республиканском центре. Что касается женской консультации — там, действительно, вообще не была диагностирована двойня. Конечно, это ситуация некрасивая, и мне не непонятно, почему так произошло: осмотр проводился на исправном аппарате специалистом, который работает не первый день. Что поделать — такие казуистические случаи бывают. В конце концов, двойню все-таки определили. Все дальнейшие действия — это собственная инициатива этой семьи. Мы предлагали женщине госпитализацию, от которой она отказалась. Платное лечение в Минске — это их выбор. Помощь, которая требовалась в этом случае, относится к высокотехнологичной, и оказать ее в Смоленске нет возможности, и поэтому мы отправляем таких пациенток в Санкт-Петербург. Да, этот центр временно закрыт, но мы бы нашли для них другого специалиста. Повторю — они обратились только постфактум. Конечно, в нашей системе есть проблемы, но часть проблем возникла из-за того, что эта семья решила свою судьбу таким образом.

На вопрос, не занял ли предлагаемый департаментом путь гораздо больше времени, чем может ждать операция, Ирина Михайловна отвечает не вполне определенно.

- Конечно, подготовка и оформление документов потребовали бы определенного времени. Однако есть случаи экстренные и те, которые могут подождать. Я думаю, мы смогли бы решить данную проблему. Повторюсь: диагноз очень редкий, и не только для Смоленска — редкий вообще, но у нас было несколько женщин, направленных на операцию и сохранивших обоих детей.

У Ирины другая информация: по возвращении из Белоруссии врачи рассказали ей, что после нее выявили похожий случай с аналогичными симптомами. Пациентку госпитализировали и лечили антибиотиками. Обоих близнецов спасти не удалось... Правда, эту информацию «АиФ-Смоленск» не подтвердили.

P.S. - Уже во время подготовки этого материала Кудимовым пришел ответ из приемной губернатора — от лица Алексея Островского бумага сообщала, что вопросом займется департамент социального развития Смоленской области. Андрей сообщил нам, что вчера сотрудники департамента позвонили Ирине, подробно расспросили и пообещали помощь.  

Смотрите также:

Оставить комментарий (13)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество