aif.ru counter
15.08.2012 19:16
Михаил Ефимкин
2027

Смоленская американка в поисках потерянного дома

Еженедельник "Аргументы и Факты" № 33. АиФ-Смоленск 15/08/2012
Из архива Ирианы Стимак

«АиФ-Смоленск» рассказывает удивительную историю о том, как американка Ириана Стимак, которую в смоленском детдоме 16 лет назад звали просто Ира Куликова, с надеждой ищет следы своего прошлого в городах, деревнях и лесах Смоленской области.

Отказ

  У Ирианы Стимак в руках несколько листков бумаги - это все, что она знает о своей жизни до удочерения. Копия свидетельства о рождении, копия главной страницы паспорта, с которым она переехала в Америку, и копия письменного отказа от нее ее биологической матери.

  «Я, Куликова Татьяна Николаевна, 1954 года рождения, проживающая в деревне Иваново (ныне не существует - прим. «АиФ») Игнатковской сельской администрации Сафоновского района Смоленской области… отказываюсь от своей дочери… так как я нигде не работаю, получаю маленькую пенсию, содержать ребенка не в состоянии, состою на учете у психиатра Сафоновской ЦРБ. О последствиях отказа предупреждена, не возражаю по удочерению девочки другими лицами…» Подпись и дата.

  Все эти крохи информации о своем прошлом Ириана (приемные родители чаще зовут ее на русский манер, Ира) узнала всего несколько месяцев назад, когда ей исполнился 21 год. В США именно в этом возрасте люди считаются полностью совершеннолетними.

  После того, как мать отказалась от Иры, а также от ее сестры и двух братьев, всех детей разделили, и они попали в разные детские дома. Ира успела пожить и в больнице в Сафоново, где она родилась, и в детдоме в Ярцево, и, наконец, в Смоленске, откуда ее удочерили. На тот момент ей было всего шесть лет. Сейчас Ира - высокая, ухоженная, загорелая девушка с длиннющими ресницами, как говорят у нас, роскошная блондинка, но на старых фотографиях она - худая бледная девчушка, сжимающая куклу. И теперь, 16 лет спустя, вместе со своей приемной матерью Дебби Стимак она вернулась в Смоленск, чтобы узнать больше о своем прошлом и понять, кто она и откуда.

Сестры

  Ире и ее сестре Нине повезло. От своих приемных родителей они получили достаточно любви и тепла, чтобы вырасти понимающими и любящими людьми. Сейчас сестре Иры 18 лет и она осталась дома в Иллинойсе, а Ириана и Дебби предприняли, наверное, самое большое и трудное путешествие в своей жизни, путешествие в прошлое.

  - Вот мы с сестрой и приемными родителями дома, вот мы бегаем по улице, - рассказывает Ира, перебирая фотографии.

   Для них настоящая жизнь началась уже там за океаном. Шесть лет в России практически стерлись из памяти. Ира полностью забыла русский язык, и сейчас может сказать только заново выученные «да», «нет» и «спасибо».

«Моя любимая игрушка»

  В США существуют специальные фирмы, которые организуют ностальгические путешествия для усыновленных детей на их историческую родину. Услугами одного из таких агентств и воспользовались Дебби и Ира. В их распоряжении был арендованный автомобиль, сопровождающий и очень краткий план действий.

  - Мы хотим всего лишь посмотреть те места, где выросла Ира, - говорит Дебби. - Мы прекрасно понимаем, что надеяться на что-то большее не стоит. Прошло уже много лет, вряд ли в этих детских домах работают те же самые люди.

  Вместе с Ирой и Дебби мы едем в один из бывших детских домов в Смоленске, который располагается на улице Неверовского. Сейчас в нем осталось меньше десяти детей. Буквально через пару месяцев их переведут в другие детдома, а здесь будет размещаться областное государственное учреждение «Центр психолого-медико-социального сопровождения» для детей, нуждающихся в психолого-педагогической помощи. Одной из важных задач этого центра будет подготовка будущих приемных родителей к их нелегкой миссии. В день нашего приезда здесь все заняты. Проводятся первые тренинги для желающих усыновить детей.

  Сотрудники центра знают о том, что к ним приедет американская семья, но никто из них 16 лет назад здесь не работал. Они проводят американок по коридорам и зданиям, рассказывают, как здесь было раньше. Но Ира ничего не может вспомнить. Наконец ее заводят в комнату, где играют дети. Внезапно она показывает на стену и говорит, что здесь были фотообои с березовой рощей. Воспитатели подтверждают слова девушки, ремонт здесь был еще не так давно.

  Иру проводят в кабинет директора, где хранятся фотоальбомы с фотографиями усыновленных детей. В альбоме «Международное усыновление 1996 года» Ира находит несколько своих фотографий. На одной из них бледная худенькая девочка прижимает к себе рыжеволосую куклу. Она стоит в той самой комнате с фотообоями, на которых изображена березовая роща. Под фотографией подпись - «моя любимая игрушка». Мать и дочь не могут сдержать слез.

  Дебби и Ира вновь и вновь бродят по территории детского дома, во дворе которого растет раскидистая плакучая ива - любимое дерево девушки.

  - Она с детства любит ивы, - говорит Дебби. - Наверное, именно потому, что здесь растет это дерево.

  На прощание еще час назад незнакомые американки и сотрудницы центра обнимаются, как родные. Женщины желают Ире оставаться такой же красивой, в будущем родить много детей. А в это время у ног Иры трется ласковая детдомовская кошка. Она как будто чувствует, что в Америке Ира трудится волонтером в приюте для брошенных животных.

Мощинки

  - Мощинки… странное название… Сколько лет мотаюсь по Смоленщине, а такой деревни не встречал, - говорит наш водитель Роман.

  Следующий пункт путешествия Иры и Дебби - деревня под Стабной. Там живет ее брат Илья, с которым она должна увидеться. Посередине дороги идет старенький дед. Он очень подозрительно выглядит, но мы решаем спросить у него дорогу. На вопрос, как проехать в Мощинки?, он только мычит что-то нечленораздельное. Из нагрудного кармана рубашки у него торчит алюминиевая ложка.

  Дело в том, что деревня Мощинки известна смолянам тем, что там находится Жуковский психоневрологический интернат с обособленным спецотделением, и это, по всей видимости, один из его пациентов. Мы оставили машину у черного, как выяснилось, хода и отправились искать врачей. Признаться, оказаться в подобном месте впервые психически здоровому человеку жутковато. Такое ощущение, что попал в какой-то триллер. Это место похоже на маленький городок, который наполнен тенями. Повсюду много людей, но по их глазам видно, что они не вполне осознают мир вокруг. Здоровых людей мы нашли только у старого жуткого сарая с крестами и прочими похоронными принадлежностями.  Старшая медсестра осведомлена о прибытии американской семьи, но сразу предупреждает, что не оставит их наедине с Ильей.

  - Он буйный, иногда бросается на людей, бьет стекла, переворачивает кровати, - говорит сестра.

  Дебби и Ира заходят в комнату к Илье. Сразу бросается в глаза их схожесть. Он показывает на них пальцем и что-то мычит. Девушка привезла ему в подарок одежду и шоколад. Он недоумевающе перебирает носки, хватает шоколадку, разрывает обертку и начинает жадно есть. При этом он все время исподлобья смотрит на вновь прибывших, постоянно вздрагивает, порывается встать. Ростом он, наверное, метра два. Медсестра все время рядом, держит его за руку и ласково говорит:

  - Ильюша, успокойся, все хорошо, посмотри, к тебе сестра приехала. Ты же ее так вчера ждал, радовался, быстрее меня бегал, ждал. Ты узнаешь сестру?

  У девушки на глазах слезы. В ответ Илья только недоумевающим взглядом смотрит на девушку и ее мать. Он самый молодой пациент этой больницы, ему всего 23 года, он инвалид детства.

  Разговора не получается. Ира интересуется, можно ли ей приехать и навестить его снова, присылать посылки с подарками. В коридорах больницы двух американок провожают взглядом десятки таких же пациентов.

  - Едем отсюда быстрее, - взволнованно говорит водитель, когда мы возвращаемся. - Страшное место. Я тут такого насмотрелся, как они снимают друг с друга штаны, дерутся и так далее...

Смотрите также:

Оставить комментарий (0)

Также вам может быть интересно


Загрузка...

Топ 5 читаемых

Самое интересное в регионах
Роскачество